Новое общество

«Extensions of ourselves»: киборгизация и биополитика

Петр Левич

Эра высоких технологий полностью изменила мир. Многие изобретения положительным образом сказались на развитии человечества. Однако история знает немало примеров, доказывающих, что инновационные разработки не раз бывали губительными для общества. Как влияют на людей современные гаджеты в политическом контексте? Об этом побеседовали директор департамента взаимодействия науки, технологий и общества Московского технологического института и основатель Future Foundation Петр Левич и аспирантка факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Вероника Лапина.

Петр Левич: Возможно, через некоторое время мы будем жить в обществе не совсем людей, а цифровых киборгов. Что об этом говорит область биополитики? Как на все это будет смотреть государство?

Вероника Лапина: Мне нравится думать о будущем и о дальнейшем развитии инноваций. Но мне бы не хотелось представлять утопический мир. И здесь огромную роль играет воспитание социально ответственных разработчиков и инженеров.

Но что это значит? Мы живем во времена, когда эксперты, ученые и политики не могут между собой договориться, что есть хорошо и плохо. Можем ли мы в этом случае дать определение «социальной ответственности» и начать ей учить?

Это традиционные дебаты на тему этики и морали. Задача тех, кто занимается образованием — предоставить людям информацию на основе прошлого исторического опыта. Человечеству необходимо усвоить кризисы прошлого и понимать масштабы их последствий. Почему бы не рассказывать широкой общественности о евгенике (учении о селекции применительно к человеку)? Евгеника была популярна в первые десятилетия XX века, но впоследствии стала ассоциироваться с нацистской Германией. В послевоенный период евгеника попала в один ряд с нацистскими преступлениями, такими как расовая гигиена, эксперименты над людьми и уничтожение «нежелательных» социальных групп. Это страшная трагедия, и будущие поколения должны помнить такие вещи.

Как ты считаешь, технический прогресс скорее ведет общество к большей свободе и соблюдению прав человека или наоборот усиливает тоталитаризм, давая ему новые инструменты?

Современные технологии власти невидимы. Хотя и существует миф о массовом порабощении людей государством, но я считаю данную ситуацию иллюзорной. Сегодня маневры политических лидеров плавно подстраиваются под настроения общества. Большое значение приобретают технологии, базирующиеся на эмоциях и аффекте. Вспомним события 11 сентября 2001 года — тогда мы увидели политику аффектов в действии: как можно, оплакивая трагедию, использовать ее для управления людьми. Вся риторика войны с терроризмом была оправдана через дискурсы национальной скорби, через эмоции населения. Это поистине мощный биополитический инструмент.

Нил Харбиссон - первый человек, официально признанный киборгом. Нил слышит цвета с помощью вживленной в голову антенны. Фото: GOOD

Как персональные интеллектуальные агенты и различные гаджеты могут воздействовать на социум в контексте биополитики?

Для начала уточним, какие есть механизмы политического регулирования. Французский философ Мишель Фуко считал, что биополитическая власть рассматривает людей как массу, как население, а не как личностей, и управляет ею с помощью разнообразных статистических механизмов. Простой пример. Нам говорят, что средний возраст женщины для рождения ребенка составляет 25 лет. Допустим, первая женщина родила в 30 лет, вторая — в 20. Средний возраст — 25. Но в реальности ни у одной из них ребенок не появился в обозначенном «нормальном» возрасте. По мнению Фуко, именно благодаря таким статистическим данным нами управляет государство: происходит некая стандартизация, когда человек, «не вписавшись» в рамки, оказывается «ненормальным». Но такая логика позволяет любого человека поместить в категорию ненормальности.

Есть хороший пример, как в этой сфере успешно работает корпорация Apple. Менее года назад компания представила миру приложение ResearchKit, которое позволяет каждому владельцу iPhone участвовать в медицинских экспериментах. Приложение аккумулирует огромное количество данных. С одной стороны, это призыв к совместной борьбе с социально значимыми болезнями (сахарным диабетом, атеросклерозом и т. д.). С другой — очередная технология контроля: подобные программы, предлагая рекомендации к действию и поведению на основе представленных пользователем базовых признаков, контролируют его, причем этот контроль основан на средних показателях, которые объявляются нормой.

И к чему это приведет?

Никто точно не может этого предугадать. Даже в том случае, если удастся придумать средство для полного излечения диабета, останутся те, кто страдает данным заболеванием, и они будут исключены из системы. Это такая базовая бинарность, которой мы оперируем: «мужчина-женщина», «нормальный-ненормальный», «здоровый-больной». Общество работает по принципу включения и исключения. Чем больше у нас данных о социуме, тем больше будет появляться способов удаления тех, кто не соответствует заданным стандартам. Стандартам, напомню, социально сконструированным.

Если каждый из нас, к примеру, станет носить на себе датчик о своем биологическом состоянии? Это же приведет к тому, что мы будем больше знать о себе и о причинах наших поступков.

Отчасти да. Вот еще один наглядный пример. Компания Jawbone выпускает фитнес-браслеты, которые контролируют нашу физическую активность. Один из руководителей корпорации заявил в интервью Афише, что совсем скоро устройство сможет советовать человеку с кем ему заниматься сексом. Я вполне могу представить, что это будет определяться на основании биологических показателей (пульс, уровень эндорфинов и т. д.). Но задумайтесь: посредством этого гаджета человеку легко навязать выгодные государству (или другому регулирующему органу) предпочтения, и он будет уверен в том, что это — его собственные физические желания и стремления. Это ли не способ контроля и регулирования всех процессов жизнедеятельности человека?

То есть подобная технологизация приведет не к «размыванию» норм, а, наоборот, к их стандартизации?

Конечно.

LED-огни под кожей биохакеров. Фото: Grindhouse Wetware

Я знаю, что ты занимаешься также квир-теорией и гендерными исследованиями. Как эти области связаны с тем, что мы обсуждаем?

На определенном уровне все это взаимосвязано. Конечно, всё завязано на гендере. Продуктивность все еще включает репродуктивность, и здесь без гендера рассуждать невозможно. Рут Миллер в своих текстах называет матку одним из основных биополитических пространств.

Мне очень интересна теория аффектов. Аффекты — это то бессознательное, что невозможно осмыслить. Такой «досоциальный» ответ вашего тела. Тут важно вспомнить о социальном конструктивизме, где мы дистанцировались от материальности — в том числе материальности тела, а делали упор на перформативы. Ничего естественного в этом нет, поскольку мы имеем дело со сложившимся историчным перформативом. Новый материализм предлагает нам вернуться к материальности, но не сделать это откатом назад в биологический детерминизм, а выйти на новый уровень понимания значимости различных аспектов. Согласно данной теории, есть тело, и мы не можем этого отрицать. В таком случае мы смотрим на окружающий мир не как на «конструкт», а как на «сборку», ассамбляж, если говорить языком Делёза и Гваттари, которая включает в себя пространство, время, материю, в том числе и материю тела. Тело как производительная, желающая материя значима — и в дискурсе биополитики и в квир-теории.

Подводя итоги — как ты считаешь, способствуют ли успехи технологического развития, в частности нейроинтерфейсы или биоинтерфейсы, повышению толерантности в обществе, соблюдению прав человека или нет?

Я думаю, что в данный момент не способствуют. Все, о чем я сказала выше (фитнес-трекеры, приложения Apple и другие носимые инновации), направлено на создание нового (ре)продуктивного человека. Государство, поддерживая корпорации по выпуску данных продуктов, хочет видеть более выносливых, здоровых людей, способных много работать. Компании запускают свои программы, поощряют активных людей, следящих за своим здоровьем, физической формой и питанием. Люди вовлекаются в новые практики заботы о себе, не замечая при этом, как стараются стать «годными» и включаются во все новые и новые механизмы контроля.

Вероника Лапина выступит 22 июня в 19:00 на семинаре в Московском технологическом институте с докладом на тему этой статьи. Участие свободное, регистрация по ссылке.

Другие материалы с участниками семинаров МТИ и Future Foundation о взаимодействии технологий и общества:

Глобальные риски человечества

Этически нейтральны ли технологии?

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест