Новое общество

Как автомобильная индустрия, государства и потребители меняют нефтяной рынок

Вячеслав Дворников

Значительное снижение цен на нефть в течение последних месяцев может ознаменовать начало новой эпохи дешёвых энергоресурсов. Проблема не в предложении, которое могло бы решить совместное сокращение добычи нефти странами-экспортёрами, а в спросе. Дело в том, что больше нефти, чем сейчас, миру уже не будет нужно. Страны, которые являются основными потребителями нефти, не будут увеличивать спрос в ближайшее время. Рост экономики Китая замедляется быстрее, чем планировалось, Европа балансирует на грани рецессии, а США уже почти на 100 % удовлетворяют свои потребности в энергоресурсах собственной добычей и начинают экспорт. Но дело не только в экономике. Аpparat объясняет почему.

Одна из главных причин падения спроса — ускорившиеся в период сверхвысоких цен на нефть технологии добычи, энергосбережения и использования альтернативных источников энергии. Но инновации, наносящие ответный удар по ценам на нефть, появляются не только в нефтедобыче, но и в автомобильной индустрии, которая спустя век становится центром притяжении новых разработок.

Что делает автомобильная индустрия?

Такие компании, как Tesla Motors, Better Place, хотели изменить автомобильную индустрию, пересадив всех с автомобилей с бензиновыми двигателями на более дешёвые и экологичные электромобили. Созданная Илоном Маском Tesla Motors больше всех автопроизводителей приложила руку к тому, чтобы сделать электромобили мейнстримом. В 2012 году она начала продавать свой первый автомобиль Model S, а к 2015 году планирует начать производить более доступный Model X. Попутно она хочет построить в США сеть суперзарядок. Шаи Агасси, основатель Better Place, обещал избавить Израиль от зависимости от энергоресурсов к 2020 году и развернуть сеть станций для зарядки батарей в 25 странах, правда, его проект потерпел крах. Каждым из этих предпринимателей двигало желание сделать электромобили настолько же доступными, как и обычные автомобили, и способными преодолевать сопоставимые расстояния.

Tesla S, одно из самых удачных детищ Илона Маска

Традиционные автопроизводители тоже не стоят на месте. Обычные (пока что) автомобили, ездящие на бензине и дизельном топливе, становятся всё более экономичными. Сам двигатель требует меньше бензина, чем раньше. Автомобили становятся легче благодаря инновационным материалам. Не только развитые страны, но и в буквальном смысле задыхающийся Китай, вводят новое законодательное регулирование для снижения вредных выбросов в атмосферу.

Эра электромобилей, гибридных автомобилей и машин, которые работают от альтернативных источников энергии, только начинается. Консалтинговая компания Boston Consulting Group прогнозирует, что к 2020 году электромобили и гибридные машины могут составить около 15 % от всех новых продаж на четырёх главных рынках: в США, ЕС, Китае и Японии. В своём прогнозе компания исходит из того, что будет повышаться государственное регулирование, которое становится всё более жёстким в отношении энергоэффективности автомобилей. Кроме того, сменятся потребительские предпочтения. Всё больше покупателей будут тратить больше денег на покупку более «зелёных» автомобилей, а также новые технологии, которые позволяют уменьшить вес автомобиля и эффективность внутренних деталей.

Что делает государство?

Регуляторные требования — главный драйвер инноваций, пишут авторы отчёта BCG. Стандарты энергоэффективности автомобилей (то есть расстояние, которое должен проезжать автомобиль при потреблении единицы объёма топлива), установленные национальными правительствами, предусматривают, что к 2025 году этот показатель для любого нового автомобиля или лёгкого коммерческого грузовика (LCV) в США не должен превышать 54,5 миль на галлон (4,36 л / 100 км), для Европейского союза — 64,8 миль/галлон к 2020 году, в Китае — 50,1 миль/галлон к 2020 году, что намного меньше, чем средний расход топлива, зафиксированный в 2008 году.

Пробка в Пекине. Хуже только смог, который нависает над городом раз в два-три месяца. Власти КНР уже давно стараются поощрять владельцев гибридных машин

Во многих городах по всей Европе уже давно ограничивают движение в центре города. В столицах развивающихся стран, например Мехико и Тегеране, действуют запреты на использование машин с определёнными номерами в некоторые дни недели. Европейские власти субсидируют покупку электромобилей и гибридных автомобилей для населения, в том числе предоставляя специальные льготы, например бесплатный проезд по платным дорогам и парковку. В США покупатели электромобилей могут получить субсидии до 7,5 тысячи долларов по федеральному закону, а в штате Калифорния, где власти хотят добиться нулевых выбросов к 2030 году, дополнительно можно получить ещё примерно столько же. В Пекине, чтобы купить автомобиль с бензиновым двигателем, необходимо около двух лет прождать в очереди на разрешение от государства, в то время как при покупке электромобилей или гибридных машин этого можно добиться быстрее.

Как автомобильные концерны реагируют на нестабильность нефтяных цен?

Обеспокоенность покупателей и регуляторов неустойчивыми ценами на нефть, зависимостью от неё, глобальным потеплением уже заставила автопроизводителей всерьёз заняться разработкой автомобилей на альтернативных источниках энергии. Автомобилестроение, как и в начале XX века, становится центром инноваций для всех отраслей промышленности. В прошлогоднем рейтинге самых инновационных компаний мира BCG три автомобильные компании (Toyota, Ford и BMW) попали в первую десятку. Туда обычно попадают производители потребительской электроники и интернет-гиганты. В топ-50 — 14 автопроизводителей, в 2005 году было только пять. Потребность в инновациях вместе с расходами на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) увеличиваются. По данным BCG, расходы автопроизводителей на развитие в 2001–2012 годах выросли в среднем на 3 % в год и на 9 % в год начиная с 2009 года. Volkswagen в настоящее время тратит на НИОКР больше, чем любая другая компания в мире, включая Apple, Samsung и Microsoft, для которых инновации важны как воздух.

Автопроизводители, следуя регуляторным ограничениям, стараются сделать так, чтобы машины потребляли меньше топлива, чтобы проехать то же расстояние, что и раньше. По данным журнала The Economist, новый автомобиль в среднем сейчас на 25 % более экономичный, чем 10 лет назад. Так получилось благодаря использованию инновационных материалов и компонентов и увеличению эффективности двигателей. Благодаря развитию технологий турбонаддува и прямого впрыска топлива компании смогли сократить размер и вес двигателей внутреннего сгорания без потери мощности, дополнительно сократив потери тепла. Изменения коснулись трансмиссий и даже колёс. Дополнительный источник экономии топлива — замена механических деталей на более эффективные с точки зрения экономии энергии электронные.

У Ford свой вклад в будущее автопрома: новые пикапы F-150 компания делает из прочного алюминия. Теперь они становятся на 15 % легче и на 20 % экономичнее

Погоня за энергоэффективностью также приводит к тому, что автопроизводители внедряют более лёгкие материалы: алюминий, магнезий и материалы из углеводородного волокна. Это тоже влияет на экономичность машин. Кузов электромобиля BMW i3, представленного в прошлом году, сделан из углеводорного волокна, которое в два раза легче стали и при этом такое же прочное. И это только начало: как производители авиалайнеров повсеместно внедряют композитные материалы, так и автопроизводители — BMW, Volkswagen, Mercedes-Benz — начинают повсеместно внедрять инновационные материалы, в том числе и для производства массовых автомобилей. Например, в декабре Ford представит версию своего пикапа F-150 с полностью алюминиевым кузовом — самой популярной модели компании, на неё приходится около 50 % продаж Ford в США. Новый F-150 будет на 15 % легче своего предшественника, на 20 % более экономичным, но одновременно будет способен перевозить на 11 % больше грузов. В целом в весе кузова среднего автомобиля пока только 10 % приходится на алюминиевые детали, что в том числе связано и с проблемами сборки. С развитием технологии 3d-печати автопроизводители смогут быстрее тестировать прототипы деталей кузова и внедрять их в промышленное производство.

Что думают потребители?

Меняются и предпочтения миллениалов: для молодых людей, родившихся в конце 1980-х или в начале 1990-х, машины уже не воспринимаются как удобный транспорт и ключ к личной свободе. Поколение Y реже, чем предыдущие поколения, склонно к покупке автомобиля, утверждают авторы отчёта McKinsey. Для жителей бесконечно разрастающихся мегаполисов машина скорее сдерживает мобильность. Развитие технологий и сервисов по совместному использованию автомобилей, таких как Uber и Lyft, уменьшают степень эксклюзивности владения автомобилем и ставят под вопрос необходимость его покупки.

У автомобилей на альтернативных источниках энергии цена выше, чем у обычных. Инфраструктура для них не везде отлажена. Более того, общество ещё недостаточно о них осведомлено: так, авторы исследования из университетов Индианы и Канзаса продемонстрировали, что большая часть респондентов даже в США не знает основ того, как устроены электромобили. При этом существует сегмент «зелёных» покупателей. Онлайн-опрос BCG показал, что 6 % покупателей из США, 9 % — из Европы и 13 % — из Китая готовы переплачивать за экологичность и энергоэффективность автомобиля в среднем от 4,5 до 6 тысяч долларов, и 38, 44 и 53 % потребителей соответственно купили бы автомобиль на альтернативных источниках энергии, если бы более высокая цена окупилась во время использования.

Роскошный Lamborgini Asterion имеет три электрических мотора

Люди хотят приобретать автомобили, произведённые компаниями, которые привносят новые технологии на рынок. Они хотят видеть инновации не только в безопасности, технологичности, но и в энергоэффективности. Один из опросов BCG показал, что более 60 % американских потребителей рассматривают инновационность как один из ключевых факторов при выборе автомобиля, и три четверти из них обращают внимание на энергосберегающие инновации.

Производители даже самых дорогих и эксклюзивных спорткаров вынуждены адаптироваться под спрос и разрабатывать модели, которые остаются настолько же мощными, но причиняют меньше вреда окружающей среде. Например, новый автомобиль The Lamborghini Asterion — самый мощный из тех, что когда-либо производила итальянская компания, — помимо обычного двигателя, имеет три электрических мотора, заряжающихся от литий-ионной батареи. Разрабатывают гибридные автомобили и Porsche, и Ferrari.

Как автопроизводство влияет на нефтяной рынок?

Предсказать, что произойдёт в ближайшие десятилетия с компаниями с прорывными идеями и устремлениями, практически невозможно. Пока что Tesla Motors даже в США не удалось стать массовой компанией, «General Electric автомобильного рынка», а Better Place — уже и вовсе банкрот. Для тех водителей, кто просто хочет доехать из пункта A в пункт B за наименьшую цену, автомобили с бензиновым двигателем из-за падения цен на нефть ещё долго будут оставаться самым привлекательным вариантом. Вопрос в том, насколько технологии позволят удешевить поездку на электромобилях и как скоро она станет конкурентоспособной.

С другой стороны, традиционные автопроизводители также не стоят на месте: они производят всё более эффективные двигатели. Технологическая гонка между ними и производителями электромобилей приводит к тому, что разрыв в выбросах углекислого газа сокращается. В традиционных автомобилях есть ещё масса возможностей для улучшений: меньше 20 % энергии бензиновых и дизельных двигателей используется для того, чтобы фактического вращать колёса. Большая эффективность — всего лишь вопрос времени и затрат.

Чем бы ни закончилась эта гонка, с определённой уверенностью можно сказать о её последствиях. Потребление энергоресурсов, приходящееся на пользование автомобилями, будет снижаться, и нефтедобывающие страны при прочих равных ощутят это. Устойчивость режимов в таких странах, где бюджеты зачастую свёрстаны исходя из заоблачных по сегодняшним меркам цен на нефть, окажется под большим вопросом. Авторы недавнего исследования в Economist прямо называют главных проигравших: это Иран, Венесуэла и Россия. Но «Чёрный лебедь» — например, геополитический кризис или война в любой нефтедобывающей стране, — что приведёт к резкому падению общей нефтедобычи и росту цен, может появиться откуда угодно.

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест