Новые выборы

Разработчики штаба Навального о том, можно ли спрограммировать политическую конкуренцию

Виктор Фещенко

Apparat часто пишет о том, что с помощью технологий можно изменить реальность вокруг нас, в том числе – политическую. И яркие технологичные политические кампании случаются не только в Америке. Предвыборная кампания Алексея Навального на выборах мэра Москвы – была, пожалуй, самой продвинутой в России. В волонтёрском штабе кандидата работали программисты «Лепры» и Google, «Яндекса» и других компаний России и мира. Но если конкретная предвыборная кампания от этого выиграла, то с выборами в целом по стране, кажется, стало только хуже. Apparat поговорил с теми, кто год назад разрабатывал «МосВписку», объединял разрозненные базы волонтёров и делал карту кубов, о том, не разочаровались ли они в политике спустя год и верят ли, что технологии могут послужить причиной изменений в России.

Егор Еремеев
26 лет, основатель проекта Lettera
«Сейчас я помогаю Маше Гайдар найти разработчика для её проектов. Но вообще не знаю, что можно делать. Не хочу впустую тратить свои силы, но выложусь по максимуму, когда буду понимать, что у меня есть шанс что-то реально изменить».

Я пришёл в «Фонд борьбы с коррупцией» Навального потому, что я поддерживал Алексея и то, что он делает, перечислял ему небольшие суммы ежемесячно. Когда над ним начался суд, исполнительный директор фонда, на тот момент Александр Горник, написал, как фонду могут помочь IT-специалисты. Я откликнулся и сделал пробную фандрайзинговую рассылку и настроил аналитику на сайте с приёмом пожертвований. Вскоре началась предвыборная кампания, и меня позвали в штаб.

Разработки кампании: «МосВписка»
Социальная сеть, в которой региональные активисты могли найти временное жильё в Москве. Те, кто готов был их принять, оставляли на сайте описание квартиры и условий. Стороны смотрели профили друг друга в социальных сетях, решали, подходят ли они друг другу, и договаривались о поселении. Технология PHP.

Там я организовал хакатон и формально был главным по разработке. Удалось сделать несколько классных проектов. Например, перед 18 июля, когда ещё было непонятно, насколько опасной для участников будет кампания, мы создали систему мониторинга ключевых лиц. Утром и вечером руководителям направлений отправлялись SMS, на которые они должны были что-то ответить. Если кто-то молчал, все остальные получали SMS, что человек пропал. После окончания кампании я ещё некоторое время работал в «Фонде борьбы с коррупцией». Но мы как-то не научились работать вместе, поэтому я ушёл делать собственный проект. Работа в Штабе очень многое мне дала. А я сам по максимуму вложился в кампанию. Благодаря ей «Фонд борьбы с коррупцией» из чисто юридического превратился в технологичный и современный. У них появилась собственная разработка.

Сейчас я по мере сил пытаюсь участвовать в политике, помогать единомышленникам. Например, для выборов в Мосгордуму мы сделали инструменты для кандидатов. Там можно было записывать данные волонтёров, делать e-mail рассылки, публиковать контент в социальные сети. Любовь Соболь пользовалась этими инструментами, но кампании у неё не получилось. Сейчас я помогаю Маше Гайдар найти разработчика для её проектов. Но вообще не знаю, что можно делать. Не хочу впустую тратить свои силы, но выложусь по максимуму, когда буду понимать, что у меня есть шанс что-то реально изменить.

Я не думаю, что технологии послужат причиной важных изменений в политике России. Но когда изменения произойдут, технологии позволят построить прогрессивное общество. С помощью технологий мы можем решать важные задачи: работать над прозрачностью системы, делать её конкурентной. С другой стороны, мы вот прошлым летом смогли добиться хороших результатов в предвыборной кампании, а в ответ получили закручивание гаек в том числе и в интернете.

Сергей Меркулов
27 лет, разработчик BoldKit
«Уверен, что исправить выборы можно, но всё-таки технологии — это всего лишь инструмент. Он может быть очень эффективным, но и использовать его может кто угодно».

Штабу Навального я помогал, так как на 95 % разделяю идеи самого Навального. Плюс ко всему я видел, что нужна помощь и что я могу помочь. Я занимался «РосВыборами» (сайт для организации работы наблюдателей на участках. — Прим. ред.). Мы делали систему, которая должна была помочь координаторам наблюдателей на выборах на разных этапах: от сбора и фильтрации заявок, расстановки на участках и до системы реагирования на нарушения в день самих выборов. Лично я занимался непосредственно разработкой и минимальной технической координацией.

Разработки кампании: Passport.Navalny
Единая система аутентификации волонтёров через соцсети, которая синхронизировалась со всеми веб-проектами штаба. В ней хранилась вся информация о пользователях: в каких проектах состоят и что там делают. Написана на Ruby on Rails.

Сейчас я активно в политике не участвую, так как не вижу конкретной цели. На выборах мэра она была понятной. Выборы в Мосгордуму превратились в какое-то бессмысленное действо. Само её значение урезали, а большинство несистемных кандидатов не прошли фильтры. Кандидат, за которого я бы голосовал в своём округе, Константин Янкаускас, вообще сидит под домашним арестом. Но это ощущение именно от этих конкретных выборов, а не института вообще.

Уверен, что исправить выборы можно, но всё-таки технологии — это всего лишь инструмент. Он может быть очень эффективным, но и использовать его может кто угодно. Мне проще представить технологии на службе тоталитарной системы, чем на службе свободного общества. Поэтому вопрос в первую очередь в людях. Найдутся ли люди, которые исправят выборы, как это в каком-то смысле сделал прошлым летом Навальный.

Данила Синопальников
37 лет, крупная зарубежная IT-компания
«Новые технологии — это инструмент, который помогает повысить эффективность решения различных задач, в том числе и в политике. Технологии в России есть, но нужны люди, которые смогут их правильно использовать».

Я работал и работаю в одной из крупнейших IT-компаний мира в Швейцарии, но на работе меня попросили не упоминать её название, если в связи с политической деятельностью, потому что это влияет на взаимодействие кампании с государственными органами в России. Там и так всё непросто.

Разработки кампании: Сube.Navalny
Интерактивная карта с отмеченными на ней кубами – местами офлайн-агитации за Навального с возможностью записаться агитатором и посмотреть контакты заявителей. Стала одним из первых инструментов координации волонтёров и основным способом информирования о кубах. Позже появился сервис SMS Cube, который каждый час рассылал заявителям кубов запрос о количестве волонтёров и розданных агитматериалов. При разработке использовались Twitter Bootstrap Symfony2, REST-интерфейс, JSON, Backbone, Grunt.

Я специально брал отпуск, чтобы поработать в штабе. У меня есть опасение, что падение цен на нефть до уровня 90-х опять приведёт к масштабному кризису в стране, массовым беспорядкам, возможно падению режима. Причём при насильственном падении режима в трудное для страны время неизвестно, кто окажется наверху, потому что общество будет занято проблемами выживания. И Навальный для меня — это редкая возможность цивилизованной смены власти, поэтому я его поддерживаю.

Я по-прежнему считаю, что честные, конкурентные выборы – это очень важно. Они позволят построить эффективные государственные институты, создать основу для устойчивого развития государства во всех аспектах. И в политике не разочаровался. Уверен: чем больше людей с активной гражданской позицией, тем здоровее и успешнее общество и государство. Однако сейчас ничего для политики не делаю — нет возможности по личным причинам. В дальнейшем буду участвовать по возможности.

Новые технологии – это инструмент, который помогает повысить эффективность решения различных задач, в том числе и в политике. В частности, повышается интенсивность и эффективность коммуникаций, эффективность сбора и обработки информации. Всё это происходит в России. Но сами по себе новые технологии не являются решением. Это лишь инструмент, который помогает решить задачу, но нужны ещё люди, которые смогут его правильно использовать.

Арсений Сысоев
21 год, IT-консалтинг
«После выборов мэра политической деятельностью почти не занимался. Думал, что этим летом снова буду работать в штабе какого-нибудь кандидата в Мосгордуму, но почти всех кандидатов зачистили, поэтому не сложилось. Сейчас, наверно, не лучший момент, чтобы заниматься профессиональной политикой».

В Штаб пришёл потому, что не мог не прийти. Было ощущение, что нужно что-то делать, кроме митингов. К политическим идеологиям я индифферентен, но считаю себя граждански ответственным.

Разработки кампании: «РосВыборы»
Единое онлайн-приложение для координации волонтёров-наблюдателей не только из штаба самого Навального, но и от гражданских движений «Голос», «Сонар», «Гражданин наблюдатель». Приложение позволяло равномерно распределить наблюдателей по всем избирательным участкам Москвы и координировать их деятельность. Был также развернут совместный ситуационный центр в день выборов, который принимал сообщения от зарегистрированных наблюдателей.

В самом Штабе я, в основном, занимался сервисом для коллективной работы, или, как мы его называли, «инфернальной системой группового изнасилования данных», Podio. Я администрировал и настраивал её под текущие нужды. На ней работала регистрация волонтёров, колл-центр, регистрация кубов, внутренние коммуникации и документооборот. В целом очень понравилось, что в Штабе не было никакой бюрократии. На второй день договорились с разработчиком ставить всем кубам географические координаты и очень быстро сделали красивую и удобную карту для волонтёров.

После выборов мэра политической деятельностью почти не занимался, хотя был волонтёром на съезде «Партии прогресса». Думал, что этим летом снова буду работать в штабе какого-нибудь кандидата в Мосгордуму, но почти всех кандидатов зачистили, поэтому не сложилось. Сейчас, наверно, не лучший момент, чтобы заниматься профессиональной политикой.

Технологический прогресс — одна из основ для изменений, в том числе и социальных. Правда, любую технологию можно использовать как во благо, так и назло. Например, социальные сети можно использовать для организации как мирных волонтёров, так и радикально настроенных групп.

Вячеслав Салахутдинов
25 лет, разработчик программного обеспечения в HR
«Выход, кажется, — только самому играть не по правилам, но это уже вопрос политический, а не технологический. Что-то меняют не технологии, а люди, но современные технологии могут им сильно помочь. Те люди, которые это понимают и умеют с ними обращаться, будут иметь преимущество. И это даёт нам надежду, потому что мы умеем».

Я обычно далёк от волонтёрской деятельности. Во время кампании просто увидел в соцсетях объявление о хакатоне и подумал, что могу быть там полезен. На нём мы сделали интерактивную карту кубов, на которой можно было посмотреть расположение ближайшего к тебе куба и оставить отметку о желании поучаствовать. Потом в ходе кампании эту карту мы значительно дорабатывали. Также принимал участие в некоторых других IT-проектах штаба.

Разработки кампании: Dom.Navalny
Геотаргетированная сеть для сторонников. Любой желающий мог «захватить» свой дом – ежедневно выполнять небольшие агитзадания штаба. Дома отображались на карте с указанием числа сторонников в них. Позже появилась даже функция общения в локальном чате. Технология Cake PHP.

После завершения предвыборной кампании Алексея подобных объявлений не видел. Но если увижу – помогу.

Пока технологии не сделали выборы в России прозрачными, потому что это совершенно невыгодно нынешним властям. Даже создав самый технологический штаб, ты не сможешь бороться с теми, кто играет не по правилам и хочет удержать власть любой ценой. Выход, кажется, — только самому играть не по правилам, но это уже вопрос политический, а не технологический. Что-то меняют не технологии, а люди, но современные технологии могут им сильно помочь. Те люди, которые это понимают и умеют с ними обращаться, будут иметь преимущество. И это даёт нам надежду, потому что мы умеем».

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю