Подполье

Джихад в Twitter: Как террористы осваивают приёмы социального маркетинга

Виталий Васильченко

В Ираке продолжаются бои между исламистскими радикалами ИГИЛ и правительственными войсками. Террористы захватывают страну в двух измерениях — реальном и виртуальном. В Twitter ИГИЛ проводят самую успешную информационную кампанию в истории терроризма. Apparat пытается разобраться в тактике ИГИЛ в социальных сетях и понять, что означает её успех для современного мира.

Война в XXI веке ведётся сразу в двух измерениях: первое — реальное, где летают пули и взрываются снаряды; второе — виртуальное, где победа достигается с помощью твитов и вирусных фотографий. Террористическая группировка ИГИЛ («Исламское государство Ирака и Леванта») смогла вывести пропаганду в социальных сетях на принципиально новый уровень.  Боевики ведут себя как настоящие профи социального маркетинга: выкладывают в Instagram селфи с оружием и котятами, ведут трансляции боёв в Twitter. У них есть собственное мобильное приложение и интернет-магазин, где можно купить футболку или худи с логотипом террористов в знак поддержки. Несколько недель назад ИГИЛ начала распространять в сети «Звон мечей IV» — пропагандистский полнометражный фильм, снятый на дорогие камеры и полный отсылок к высокобюджетному голливудскому кино. Кажется, именно онлайн-тактика помогает террористам провести невероятно успешную и вполне реальную военную кампанию в Ираке — с начала июня они продвинулись вглубь страны на несколько сотен километров, попутно захватив Мосул — второй по величине местный город после Багдада.

Прямо сейчас боевики ИГИЛ проводят невероятно успешную военную кампанию в Ираке

Кто такие террористы ИГИЛ

Десять лет назад у «Исламского государства Ирака и Леванта» было другое название — «Аль-Каида в Ираке». Эта ячейка самой известной террористической группировки планеты возникла уже после вторжения США в Ирак и формировалась, в основном,  за счёт радикально настроенных суннитов, которые были недовольны свержением режима Саддама Хуссейна и переходом власти в руки шиитов (другого направления ислама). В 2006 году группировка была разгромлена армиями США и Ирака. Те, кто смогли спастись, осели в соседней Сирии.

После начала «арабской весны» и войны в Сирии «Аль-Каида в Ираке» проводит ребрендинг. Она берёт себе новое название и объявляет своей задачей создание в Ираке и на прилегающих территориях исламского теократического государства — халифата.

Сейчас ИГИЛ контролирует сопоставимую с Бельгией территорию, они окружили столицу – от Багдада их отделяет 40-60 километров, а состояние группировки оценивается в $2 млрд.

В своих амбициях ИГИЛ преуспели. К весне этого года они захватили часть восточной Сирии, получив доступ к гигантским запасам оружия и нефти. В июне они начали наступление на Ирак. Сейчас ИГИЛ контролирует сопоставимую с Бельгией территорию, они окружили столицу – от Багдада их отделяет 40-60 километров, а состояние группировки оценивается в $2 млрд. В конце июня, в первый день священного месяца рамадан, ИГИЛ распространила заявление о создании халифата на захваченных территориях. Глава «Исламского государства Ирака и Леванта» Абу Бакр аль-Багдади был назначен халифом, а название группировки было официально сокращено до «Исламского государства».

Как запугать целую армию с помощью твиттера

Самая успешная инициатива ИГИЛ в соцсетях — приложение для Android под названием The Dawn of Glad Tidings («Заря радостных вестей»). Это официальный сервис, разработанный программистами группировки, чтобы держать лояльных пользователей Twitter в курсе последних новостей джихада и управлять повесткой всего иракского сегмента твиттера.

Как террористы по всему миру используют соцсети
Лидеры ИГИЛ — не первые, кто осознал ценность социальных сетей для пропаганды своих идей и устрашения противников. Ещё в 2008 году присутствие «Аль-Каиды» в интернете было довольно ощутимо, её члены и сторонники использовали блоги и интернет-форумы для распространения своей идеологии. Движение «Талибан» в Афганистане и сомалийская группировка «Аль-Шахаб» ещё в 2011 году завели официальные аккаунты в Twitter, где регулярно публиковали новости. Сейчас они заблокированы руководством социальной сети. Террористы «Боко харам» в Нигерии выкладывают на YouTube заявления своих лидеров.

Как только сторонники ИГИЛ регистрируются в приложении, «Заря» начинает твитить от их имени одинаковые сообщения, вставляя между каждым символом пробел — таким образом системе удаётся обходить антиспам-бот в Twitter.

Во время штурма Мосула было опубликовано около 40 тыс. твитов в поддержку ИГИЛ. Этого достаточно, чтобы выводить в топ нужные хештеги (например, #ISIS, #AllEyesOnISIS, #Iraqwar) и фотографии, манипулируя новостной повесткой. Устрашающие видеоролики, тысячи твитов на тему «мы идём вас убивать», рассказы об убитых иракских военных и мирных жителях, фотографии обезглавленных или распятых тел — виртуальная атака на город оказалась не менее устрашающей, чем реальная. И, кажется, она сработала. The Guardian рассказывает, что защитники Мосула в панике оставляли свои посты, едва завидев символику ИГИЛ. Источник Washington Post, близкий к премьер-министру страны, сообщает, что за первые недели кризиса в Ираке около 90 тыс. военных дезертировали.

Как стандартные приёмы социального маркетинга работают на терроризм

Для привлечения сторонников террористы используют стандартный набор приёмов. У группировки есть официальный профиль — там выкладывают видеобращения и заявления руководства; есть профили для трансляций с захваченных территорий; есть профили конкретных бойцов, где они делятся с подписчиками подробностями участия в боях, эмоциями и повседневными бытовыми деталями.

Бойцы ИГИЛ называют себя в Twitter «борцами за веру» — муджахиддинами. Они выкладывают в сеть фото своего обеда, искренне радуются съеденным шоколадкам, постят селфи на фоне измученных тел противников, природного ландшафта, с оружием в руках или с котятами. Любой пользователь Twitter может включиться в беседу с муджахиддином, они активно идут со всеми желающими на контакт. На арабском или даже на английском языках.

Некоторые бойцы прячут на снимках свои лица,
так как не хотят, чтобы близкие узнали, что они на войне

В часы между столкновениями с иракскими войсками официальные профили ИГИЛ в Twitter делятся с подписчиками информацией о том, как строится их халифат: как перераспределяется жильё, сколько детей приходят на занятие в созданные халифатом духовные школы, чем кормят нуждающихся, сколько врагов ислама среди мирного населения обезглавили.

Зачем задавать провокационные вопросы подписчикам

При помощи Twitter руководство террористической группировки аккуратно прощупывает настроения среди своих сторонников. Например, недавно рядовые активисты ИГИЛ провели небольшую кампанию: в своих твитах они намекали, что группировка может снова влиться в идеологию «Аль-Каиды» — то есть добиваться халифата во всём мире, а не только на территории Сирии и Ирака. Однако среди сторонников ИГИЛ эта идея встретила недоумение и недовольство, поэтому верхушка террористической группировки открестилась от этих сообщений.

Благодаря умелому социальному маркетингу ИГИЛ удалось даже монетизировать свой бренд. Недавно повстанцы запустили интернет-магазин, где любой желающий может заказать себе худи или футболку с логотипом ИГИЛ в знак поддержки боевиков. А в столице Ливии Триполи даже открылся реальный магазин, в котором атрибутика террористов — от стикеров до знамён — вызвала настоящий ажиотаж.

Как противостоять террористам в социальных сетях

Сейчас террористы готовят силы для следующей стратегической цели. После Мосула ей логически становится столица страны Багдад, где сейчас проживают преимущественно шииты, к которым в ИГИЛ настроены враждебно. Информационная подготовка уже началась – в позапрошлое воскресенье поиск в Twitter по запросу «بغداد‎‎» («Багдад» по-арабски) выдавал первым результатом твиты сторонников ИГИЛ с плакатом «Мы идём в Багдад».

В майском докладе The New Terrorism and New Media Центра Вудро Вильсона говорится, что у террористов есть несколько веских причин, чтобы использовать соцсети. Аккаунты в Twitter, YouTube или Facebook позволяют группировкам стать частью мейнстрима, социальные сети удобны и просты в использовании, надёжны и бесплатны. В Twitter террористам нужно дожидаться своих будущих бойцов, потенциальных сторонников они могут найти сами. Некоторые израильские специалисты уверяют, что число завербованных боевиками через социальные сети сильно недооценивается.

Официальные власти Ирака в информационной войне оказались беззащитны. До середины июня они вообще не замечали угрозы, и только летом стали блокировать доступ к социальным сетям и VPN-соединениям. Впрочем, до сих пор пользователи достаточно просто обходят эти запреты. К тому же технологии предоставляют слишком много возможностей для коммуникации, например, после частичной блокировки Twitter в Ираке молниеносно стало расти количество пользователей приложения FireChat, позволяющего создавать анонимные и открытые чаты без подключения к интернету. С 14 июня его уже установили 40 тыс. иракских пользователей.

Источник: http://turmouse.ru

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю