Герои сети

8 высказываний пионера виртуальной реальности Джарона Ланье — о том, как починить экономику цифрового мира

Полина Тодорова

Джарон Ланье — философ, учёный и автор термина «виртуальная реальность». В конце 1980-х он создавал носимые дисплеи, с помощью которых к виртуальному миру могли подключиться сразу несколько человек. Сейчас Ланье работает в компании Microsoft Research и пишет книги о том, как Сеть вместо того, чтобы изменить мир к лучшему, привела нас к кибернетическому тоталитаризму, где воля толпы подавляет свободу личности. Из основателя и популяризатора «виртуальной реальности» он превратился в её ярого критика. Apparat изучил последнюю книгу философа «Кому принадлежит будущее?», в которой тот рассуждает об экономических и социальных последствиях цифровой революции.

Google и Facebook должны платить своим пользователям

Google и Facebook  продают данные, которыми мы охотно делимся в соцсетях, и создают с помощью них огромные экономические вотчины. Ланье называет процесс привлечения пользователей и сбора информации «зовом сирен», а сами вотчины — «серверами сирен» (siren servers). Он считает несправедливым то, что современный человек, будучи источником экономики больших данных, не получает с этого никакой прибыли.

Джарон Ланье
инженер, изобретатель и философ
Веб-сервисы часто предлагают вам удовольствия авансом: бесплатная музыка, видео, веб-поиск и общение в социальных сетях. Это «зов сирен», с помощью которого сервисы заманивают пользователей в свои цифровые сети. Но обычным людям — поставщикам информации — не платят за то, что они делятся собственными данными, хотя эти данные делают компании наподобие Facebook невероятно мощными и богатыми. Сегодня за каждым технологическим гигантом скрывается толпа бесправных людей.

Интернет и автоматизация отбирают у людей рабочие места

Огромная проблема, по мнению философа, заключается в том, что бесплатная информация, которую создают пользователи Сети, сокращает рабочие места и наносит удар по целому ряду отраслей — книгоизданию, телевидению, музыкальной индустрии. Быстрое развитие робототехники и других форм автоматизации (например, 3D-печати) разрушает многие индустрии экономически, и те отходят на второй план.

Мы знаем про беспилотные автомобили, которые вскоре оставят водителей такси и грузовиков без работы. Автоматизированные системы уже продемонстрировали, что могут выполнять исследовательскую работу за юристов, фармацевтов и биологов. Но кто — и как — будет тогда зарабатывать деньги? Куда денутся хирурги, если операции будут проводить роботы? Может оказаться, что их ждёт судьба нынешних музыкантов, пробавляющихся от концерта к концерту и вынужденных жить у родителей, потому что они не могут позволить себе снять или купить квартиру?

Система микроплатежей поможет создать идеальное общество

Ланье предлагает создать систему микроплатежей, в которой каждому человеку платили бы за вклад во всеобщее облако данных. Он основывается на идеях американского социолога, философа и изобретателя гипертекста Теда Нельсона.

Первая идея цифровых сервисов включала универсальную систему микроплатежей. Тед Нельсон предлагал держать в Сети лишь по одной копии каждого культурного продукта — книги или песни — и платить автору этого произведения небольшую, приемлемую для всех сумму каждый раз, когда кто-то обращается к его произведению. В результате каждый мог бы разбогатеть на творчестве. Эта идея вознаграждает художника, а не боссов технологических компаний. Результатом такого процесса мог бы стать идеальный мир, с пропорциональным распределением доходов, более осмысленным использованием данных пользователей и сильным средним классом. Без сильного среднего класса демократия в конце концов увядает.

Правительство тоже должно платить

Ещё один плюс платной информации — в создании противовеса политике государства, считает Ланье. Если бы правительство платило человеку каждый раз, когда за ним следят камеры, то расстановка сил в обществе стала бы равной, а люди смогли бы если не влиять на власть, то хотя бы регулировать, какой информацией с ней делиться.

Давайте представим, что вам должны платить за информацию, которая существует только потому, что существуете вы. В этом случае правительство не сможет больше бесплатно шпионить за вами. Ему в таком случае пришлось бы платить за видеозаписи, полученные с уличных камер. Давайте введём плату за личную информацию, и человек сможет решать, какую степень доступа предоставить правительству, просто задавая цену. При таком подходе сбор и хранение данных могут стать слишком дорогими для государства.

Нам нужно вспомнить суть общественного договора

Мы тратим огромное количество ресурсов на поддержание общественного договора между обществом и государством, однако, в чём суть этого договора, большинство просто не понимает, утверждает Ланье.

Мы никогда не подсчитывали реальных затрат, связанных с использованием денег. Большинство из нас добровольно тратит время на поддержание общественного договора, который придаёт деньгам их ценность. Никто не платит вам за то, что вы каждый день проверяете, есть ли наличные у вас в кошельке, или оплачиваете счета. Если бы за это платили, то деньги стали бы слишком дорогим для общества удовольствием. В новом цифровом обществе возмещение затрат на поддержание общественного договора должно стать функцией государства. Мы же будем платить налог на возможность зарабатывать деньги нашим творчеством.

Мощные компьютеры создадут неравенство

Неравенство Ланье видит не только в том, что ещё не все люди в мире подключены к интернету. Он убеждён, что обладатели самых мощных компьютеров и технологий имеют преимущество, поскольку получают, собирают и обрабатывают информацию намного эффективнее других. К ним он относит Google, Facebook и другие технологические компании.

В прошлом достигнуть власти и влияния можно было путём контроля того, в чём люди нуждались: например, нефтяных ресурсов. Теперь же, чтобы стать влиятельным, достаточно просто иметь очень мощный компьютер. Самые крупные финансовые схемы — всегда и самые компьютеризованные. Свидетельство тому — рост высокочастотного трейдинга. Когда все люди будут иметь доступ к компьютерной сети, у обладателя самого мощного компьютера с самым быстрым подключением к интернету будет информационное преимущество перед другими. Это даст счастливчику неограниченное богатство и влияние и ускорит наступление периода незащищённости, жёсткой экономии и безработицы для всех остальных.

Молодёжь обменяла приватность на гаджеты

Ланье удивляется несознательности людей (особенно молодых), которые пользуются модными устройствами и без разбора делятся личной информацией в Сети. Во многом благодаря их пассивности у власти появилась возможность следить за гражданами. И 2013 год с громкими разоблачениями Эдварда Сноудена это только подтвердил.

Я бы хотел разделить два больших тренда 2013 года  в области технологий — классные гаджеты и цифровой шпионаж, — но не могу. Быть свободным — значит иметь частную жизнь, возможность остаться наедине со своими мыслями, проблемами и идеями. Только так человек можеть дифференцировать себя и повысить собственную ценность. Когда ты носишь смартфон с GPS и камерой и постоянно передаёшь данные корпорациям, которым платят рекламодатели, чтобы манипулировать тобой, ты становишься менее свободным. В новом цифровом обществе неприкосновенность частной жизни нуждается в новом определении, например таком: «Свобода от создания на тебя профайла» или «Равенство с теми, кто использует самые мощные компьютеры». А молчаливое согласие нашей молодёжи на слежку в обмен на сервисы — очень странное явление.

Обеспечить приватность в современном мире практически невозможно

Невозможно точно определить, кому теперь принадлежат данные, говорит Ланье. Но каким бы ни был ответ, в вопросах конфиденциальности не следует идти на компромиссы и думать, что чем сильнее мы поступимся нашей приватностью, тем больше получим взамен преимуществ (например, в области безопасности).

Некоторые организации, например АНБ, обладают несравненно большим объёмом информации, чем кто-либо из простых граждан, но и они не знают ни всего набора алгоритмов, используемых коммерческими организациями для работы с персональными данными, ни того, с какой целью эти алгоритмы используются. Ни один наблюдатель с полной уверенностью не может сказать, кто, о ком и какие данные сегодня собирает. Если государству необходимо анализировать информацию о каждом человеке, чтобы поймать террористов раньше, чем те совершат террористический акт, то человеку невозможно обеспечить одновременно и приватность, и безопасность.
 
Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю