Коллективный разум

Новое слово: Cлактивизм — как социальные сети отвлекают нас от реальных дел

Виталий Васильченко

В рубрике «Новое слово» Apparat рассказывает о появившихся относительно недавно терминах, которые не очень известны широкой публике. В этом выпуске — slacktivism (от slack — «лентяй» и activism — «активизм»). Термин сейчас в основном используется при осуждающей оценке сетевого активизма — онлайн-петиций, флешмобов и массовых рассылок.

Слактивизм

Социальные сети дали нам ложное ощущение сопричастности: распространить «общественно полезную» информацию, подписать интернет-петицию или поучаствовать в флешмобе – очень просто, это делают тысячи пользователей Сети и чувствуют, что совершили что-то важное. При этом чаще всего никаких ощутимых результатов на практике ретвиты и лайки не приносят. Основная же проблема — в том, что подобная гражданская активность в социальных сетях для многих заменила поступки в реальной жизни.

Подобную интерпретацию термина предложил американский публицист и киберскептик Евгений Морозов. В своей книге The Net Delusion: The Dark Side of Internet Freedom он ссылается на эксперимент датского психолога Андерса Колдинг-Йоргенсена как яркий пример современного слактивизма. Исследователь создал в Facebook группу, в которой призвал горожан защитить от сноса исторический фонтан в центре Копенгагена. За несколько месяцев число защитников фонтана в группе превысило 27 тысяч человек. При этом в действительности фонтану ничего не угрожало. За всё время эксперимента пользователи не попытались предпринять никаких реальных действий по защите фонтана и, соответственно, даже не выяснили, что сама информация об угрозе — ложная.

О слактивизме как социальном явлении впервые заговорили в середине девяностых, причём тогда термин не нёс отрицательных коннотаций. Считалось, что политикой молодые люди занимаются от безделья — таких слактивистов призывали отказаться от акций прямого действия, митингов, демонстраций и забастовок, и заняться «малыми делами» — позаботиться о благоустройстве своего двора, заняться волонтёрством.

За несколько месяцев число защитников фонтана в группе превысило 27 тысяч человек. При этом в действительности фонтану ничего не угрожало.

Впрочем, конкретных исследований о пользе или явном вреде слактивизма нет до сих пор. У слактивизма есть защитники. Они говорят, что люди, которые ведут активную гражданскую жизнь в соцсетях, более склонны делать пожертвования на благотворительность, поощряют эти стремления в других и создают вокруг активизма положительный имидж. В конце концов, перевести деньги на благотворительность сейчас проще, чем совершить покупку в онлайн-магазине, поэтому массовое распространение информации о нуждающихся идёт им только на пользу. С другой стороны, очевидно, что подписи под многочисленными петициями в интернете или флешмобы по смене юзерпиков в социальных сетях вряд ли приведут к каким-то качественным общественным изменениям.

Источник: http://huaweiclub.ru/

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю