Почему очень важно, говорил или нет министр связи о введении интернет-цензуры

Евгений Трифонов

Министр связи и массовых коммуникаций России Николай Никифоров начал рабочую неделю с будничного признания о необходимости ограничений в российском интернете, которые должны спасти нас и наших детей от неприятной информации. Признание вроде бы абсолютно тривиальное: за минувший год подобная риторика со стороны властей стала привычной. Но в этот раз высказывание Никифорова взорвало рунет. Почему? Если верить агентству «Интерфакс», Никифоров в одобрительном ключе произнёс запретное до сих пор слово «цензура».

Что произошло

Вчера вечером «Интерфакс» выпустил новость, где косвенно приписывал Никифирову слова о необходимости введения цензуры в интернете: «Цензура в интернете необходима, считает министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров. „Свобода интернета не должна превращаться в беззаконие, некий беспредел, позволю себе такой термин, и внимание законодателей, которое сегодня к интернету обращено, связано с тем, что в интернете сегодня присутствует более половины активного населения страны“, — заявил Н. Никифоров журналистам во время своей рабочей поездки в Киров в понедельник». Новость мгновенно разлетелась по российским изданиям. С сенсационным заголовком в духе «Министр связи Никифоров признал необходимость цензуры в интернете» вышли Tjournal, НТВ, «Коммерсантъ» и многие другие. Читатели предсказуемо нервно отреагировали на новость в комментариях. Но сегодня у себя в Twitter Никифоров от своих слов открестился: слово «цензура» было якобы приписано журналистами.

Почему это важно

До сих пор российские чиновники яростно открещивались от использования слова «цензура» для описания своих действий в российском интернете. Цензура — слово с миллионом негативных коннотаций. Она запрещена Конституцией. Она предполагает фильтрацию властью неугодной ей информации. Вместо этого правительство предпочитает говорить об ограничениях на распространение детской порнографии и экстремистского контента. Мы привыкли думать, что суть идеи гораздо важнее её формулировки. Но это не так. Иногда правильная формулировка способна со временем существенно поменять восприятие идеи. Американский когнитивный лингвист Джордж Лакофф утверждал, что используемые политиками метафорические конструкции в речи задают рамки для дальнейших действий. Поэтому, если «Интерфакс» прав и Никифоров действительно использовал слово на букву «ц», то такие изменения в риторике не могут не волновать. За ними вполне могут последовать конкретные шаги. Ранее официальными и вполне приемлемыми стали термины вроде «пятая колонна», «национал-предатели» и «иностранные агенты».

Загрузить еще