5 цитат из интервью учёного, который открыл вирус Эбола

Николай Овчинников

В Техасе умер больной лихорадкой Эбола. Новые заразившиеся, возможно, найдены в Испании, где заболела медсестра, никогда не бывавшая в Африке. Тем временем открывший в 1976 году вирус бельгийский учёный-микробиолог Питер Пиот дал большое интервью британской газете The Guardian. В нём он рассказал, как к нему впервые попал в руки источник страшного заболевания.

Вирус привезли в термосе

В сентябре 1976 года Пиот получил на руки термос с образцами крови из Конго. Он с коллегами даже не знал, насколько опасный вирус в нём находился.

В один сентябрьский день пилот Sabena Airlines принёс мне ярко-голубой термос вместе с письмом от доктора из города Киншаса, столицы тогдашнего Заира (бывшего Бельгийского Конго и нынешней Демократической Республики Конго. — Прим. ред.). Тот писал, что внутри — образец крови бельгийской монашки, которая заболела чем-то непонятным в деревне Ямбуку, расположенной в северной части страны. Он попросил меня проверить образец на предмет наличия там жёлтой лихорадки.

Мы не имели никакого представления о том, насколько опасный вирус был внутри. Более того, в Бельгии тогда не было лабораторий с высоким уровнем защиты, и мы всё проверяли прямо у себя в Антверпене: в белых халатах и защитных перчатках. Когда мы открыли термос, лёд внутри него растаял и одна из пробирок была разбита — кровь и куски стекла просто плавали в ледяной воде. Поначалу ничего не происходило. Мы даже подумали, что образец испортился за время транспортировки. Но вскоре животные [специально заражённые образцами крови] начали погибать одно за другим. Мы поняли, что имеем дело с чем-то смертельно опасным.

Пиот и его коллеги сами чуть не заразились вирусом Эбола

Как только стало понятно, что бельгийские учёные работают со смертельно опасным и неизвестным вирусом, Всемирная организация здравоохранения порекомендовала им перевезти все образцы в защищённую лабораторию в Великобритании. Но начальник Пиота отказался это делать.

Он сказал нам, чтобы мы добивались результата любыми способами. Один раз он взял пробирку с образцом, но его руки тряслись, и он её случайно выронил. Та упала на пол лаборатории и разбилась. Единственная мысль в моей голове была: «О, чёрт!» Мы быстро всё продезинфицировали. К счастью, мы носили кожаную обувь — с нами всё было в порядке.

Поначалу Пиот подумал, что имеет дело с совсем другим вирусом

После первых исследований подозрения учёного пали на Марбургский вирус, который вызывает заболевание со схожими симптомами.

Нашей первой мыслью было: «Что это, чёрт возьми, такое?» Вирус, который мы в итоге обнаружили, был огромный, похожий на червя. Ничего общего с жёлтой лихорадкой у него не было. Зато он очень сильно напоминал Марбургский вирус, который также вызывал геморрагическую лихорадку. В шестидесятые годы он убил нескольких сотрудников лаборатории в немецком Марбурге.

Пиот был одним из первых учёных, отправившихся в Африку исследовать странный вирус

Бельгийский ученый, вылетая в Африку, не имел никакого представления о том, о каком вирусе идёт речь.

Естественно, к тому моменту уже было понятно, что мы имеем дело с одной из самых опасных инфекционных болезней, которые когда-либо встречали. Тогда мы не знали о том, что он передаётся через жидкости из тела человека. Мы носили защитные костюмы, латексные перчатки, я даже надел мотоциклетные защитные очки. Больше всего, когда мы работали в госпитале, я боялся случайно порезаться и заразиться. В какой-то момент у меня появилась высокая температура, головная боль и диарея. Тогда я подумал: «Ну, всё, вот оно!» — но сохранял хладнокровие. Я знал, что мои симптомы могут быть от чего-то совершенно другого, безобидного. Так что я просто сел в своей комнате и ждал. К счастью, на следующее утро мне стало намного лучше: оказалось, что у меня была желудочно-кишечная инфекция.

Изначально у вируса Эбола могло быть другое название

Сперва вирус хотели назвать в честь деревни Ямбуку, где его впервые обнаружили. Однако глава команды исследователей предложил другой вариант, чтобы не очернять репутацию деревни. Тем более что африканцы не были виновны в распространении болезни.

В один из вечеров мы сидели и думали, как же назвать патоген. Дать ему имя «вирус Ямбуку» означало заклеймить место навсегда. Сзади нас на стене висела карта. Тогда глава нашей группы предложил найти на ней ближайшую к деревне реку и назвать вирус в её честь. Так и появилось название Эбола.

Бельгийские миссионеры делали беременным женщинам из Ямбуку витаминные инъекции. Они использовали нестерильные иглы, заразив вирусом очень многих. Мы сказали монашкам об ужасной ошибке, ими совершённой, но, как мне кажется, были слишком аккуратны в выражениях.
Загрузить еще