6 цитат из интервью главы Роскомнадзора Александра Жарова

Полина Тодорова

Что произошло?

Сегодня вступает в силу так называемый закон о блогерах, приравнивающий их к СМИ. Согласно закону, популярные блогеры обязаны транслировать только достоверную информацию, нести ответственность за распространение экстремистских и порнографических материалов и воздерживаться от нецензурной брани. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров, который обычно избегает публичности, дал развёрнутое интервью «Ведомостям». Он рассказал, как закон будет применяться и насколько эффективны государственные меры регулирования в отношении интернета. Мы выбрали шесть цитат.

1
«Наше регулирование развивается совсем по другому принципу, нежели китайское. Мы не создаем «огненную стену» с внешним IT-миром. Мы точечно блокируем определенные виды социально опасного контента».
2
«Как для руководителя Роскомнадзора, для меня очевидно, что заблокировать информацию в интернете раз и навсегда невозможно: обходные пути найдутся всегда. Такова природа Сети. Но в разы снизить трафик, ограничить доступ к плохому контенту тех людей, которые не целенаправленно его ищут, а случайно встречают в процессе интернет-сёрфинга, государству вполне по силам».
3
«В 2013–2014 годах объём средств, направленных на исполнение законов об интернете, составил 84,2 миллиона рублей. Это средства, предусмотренные для проведения экспертизы противоправной информации и ведения реестров. В 2015 году объём финансирования составит 144,7 миллиона рублей».
4
«Да, сейчас в Facebook группа Навального открыта. Мы к этому спокойно относимся и никаких дополнительных действий не предпринимаем, поскольку блокировка Facebook целиком сегодня нам кажется чрезмерной мерой. Причина нашей терпеливости заключается в том, что мы видим: компания находится с нами в диалоге. Мы с ними общаемся по видео-конференц-связи достаточно регулярно. И нам очевидно намерение Facebook исполнять нововведения отечественного законодательства, наш диалог становится всё более и более конструктивным. Например, у меня есть все основания полагать, что Facebook с должным вниманием отнесётся к закону, который требует с 2016 года хранить персональные данные российских пользователей в России».
5
«Я лично отношусь к мату крайне негативно, и я не хотел бы, чтобы мои дети его использовали в своей речи. Поэтому я поддерживаю закон о запрете мата. У меня есть знакомые, у которых в семье принято разговаривать на любом языке, но это их право, ограниченное пространством их частной жизни. В публичной дискуссии, а СМИ и интернет — это пространство общественной дискуссии, нецензурная брань недопустима. Поэтому я не считаю маразмом закон о запрете мата в публичной сфере».
6
«Честно скажу: до того, как приняли антипиратский закон, не задумывался над тем, на каких ресурсах я смотрю фильмы. Но с тех пор смотрю видео только на легальных площадках. Человек должен быть прежде всего с собой предельно честен: если я реализую этот закон, я не могу смотреть фильмы на пиратских площадках».
Загрузить еще