Новое общество

Новое слово: Алгоритмическое регулирование — как правительству управлять страной в эпоху больших данных

Макар Козырев

В рубрике «Новое слово» Apparat рассказывает о не так давно появившихся терминах, связанных с новым обществом. В этом выпуске — алгоритмическое регулирование (algorithmic regulation) — инновационный способ государственного контроля, позаимствованный у технологических корпораций.

Алгоритмическое регулирование

Это отказ от государственных законов в пользу алгоритмов, по которым правила сами подстраиваются под изменения в окружающем мире. При таком подходе законы динамичны — правительство чётко понимает, каких результатов оно собирается добиться и постоянно оценивает их эффективность, опираясь на данные. В зависимости от результатов, корректируются правила, а подчас и сами алгоритмы. Если проводить аналогию с миром технологий, то примерно так спам-фильтр в вашей электронной почте учится отсеивать послания, похожие на те, которые вы и остальные пользователи помечают как нежелательные. В реальном мире такой моделью пока пользуются немногие. Например, в Италии работает так называемая «шкала дохода» (ит. redditometro) — система, сопоставляющая расходы гражданина (данные о них в стране законно собираются правительством) с его задекларированным доходом. С её помощью местные налоговики борются с налоговыми уклонистами.

Термин впервые употребил Тим О’Рейлли — известный венчурный капиталист и активист движения за свободное программное обеспечение (вам также может быть знаком другой изобретённый им термин — Web 2.0). О’Рейлли был возмущен тем, как традиционная бюрократия не способна эффективно решать задачи в отличие от технологических компаний, стремящихся к автоматизации.

Два года спустя он развернул свою мысль в эссе «Open Data and Algorithmic Regulation». В этой работе инвестор заметил, что традиционные законы пытаются заранее предсказать, как будут развиваться события, а потом очень долго не меняются. Это неэффективно. По мнению О’Рейлли, бюрократия должна работать как адаптивные модели, которые популярны в современной технологической индустрии: регулирование соотношения воздуха и топлива в двигателях автомобилей или гибкие тарифные системы в банках. О’Рейлли считает, что неприлично игнорировать возможности XXI века. Бесконечные сенсоры позволяют собирать самую разнообразную информацию об окружающем мире. Социальные сети, смартфоны, кредитные карточки, GPS-трекеры, камеры наблюдения — вместе они создают гигантский поток данных, на основании которых можно в реальном времени оценивать эффективность законов. Технологические компании — от Google до Facebook — пользуются «большими данными», так почему этого не делает правительство?

Как может выглядеть «алгоритмическое регулирование» в реальном мире?

В своём тексте О’Рейлли описывает различные аспекты алгоритмического регулирования и использования больших данных в управлении государством. Теоретически подобные механизмы могут использоваться для управления всеми сферами жизни — от образования до здравоохранения. Вот несколько сфер, где принципы алгоритмического регулирования могут применяться уже сейчас:

1

Дороги и парковки

С развитием GPS и камер наблюдения дорожным патрулям уже реже приходится останавливать водителей, превысивших скоростное ограничение, — вместо этого им просто высылают уведомление с суммой штрафа. Но автоматизация может пойти ещё дальше, считает О’Рейлли: скоростной лимит может стать динамичным, перестраиваясь в режиме реального времени под различные условия движения: погоду, плотность трафика и многие другие данные, которые бы делали новый лимит более подходящим, чем статичный. В конце концов, мы можем прийти к автономным машинам, которые перемещаются быстро и безопасно, благодаря тому, что они объединены в сеть.

Так же можно реформировать и систему парковки, постоянно подстраивая тариф под заполненность парковочных мест и выстраивая систему навигации по парковкам, при помощи которой водитель бы быстро находил место своему транспорту. А вкупе с моделью того же Uber развитие GPS может изменить систему общественного транспорта так, чтобы маршрут постоянно задавали сами пользователи, отправляя данные о своём местоположении.

2

Госуслуги

Говоря подробно об анализе данных, О’Рейлли вспоминает поисковую систему по вакансиям для ветеранов, получающую финансирование в пять миллионов долларов в год, несмотря на то, что ей пользуется всего пара сотен человек. К удивлению инвестора, в правительстве даже не слышали об оценке эффективности проекта по статистике посещения — одном из столпов интернет-бизнеса.

При этом О’Рейлли не совсем отказывает государству в способности работать с данными. Например, Управление цифровых услуг правительства Великобритании перестроило сайт правительства под нужды пользователей: управление выяснило по поисковым запросам, через которые люди приходят на сайт, что им больше всего нужно, и вынесло эти ссылки на более видное место на главной странице. Так британское правительство вручную сделало перестановку, которая автоматизирована той же Google: поисковая система на основе алгоритмов определяет, на какие ссылки пользователи кликают чаще, и выносит их выше в своей выдаче. К такой автоматизации, по мнению инвестора, и должно стремиться государство во всех сферах своей деятельности.

Критика «алгоритмического регулирования»

Полтора месяца назад газета The Guardian опубликовала большую статью известного техноскептика Евгения Морозова. В своей работе он раскритиковал идею О’Рейлли. По его мнению, если технологии заменят государство, то политика потеряет свою суть. А вместе с ней исчезнут и демократические свободы.

Евгений Морозов
Публицист
«Вера О’Рейлли в алгоритмическое регулирование не учитывает различия между методами и целями в политике. Но вопрос „как?“ в политике не менее важен, чем вопрос „что?“ — точнее, первое нередко определяет второе. Бесспорно, образование, здравоохранение и безопасность — это „желаемые результаты“, но какими методами мы готовы их добиваться? Раньше на этот вопрос было два противоположных ответа: либо через рынок, либо через государство — идеологические границы были чёткими. Сейчас, когда предполагается выбор между цифровым и аналоговым или между динамичной обратной связью и статичным законом, идеологическая чёткость пропадает. Словно способ достижения желаемого результата не имеет к политике никакого отношения. Словно выбор этого способа не является причиной различных и зачастую несовместимых взглядов на жизнь в обществе.

Защитники алгоритмического подхода полагают, что утопичный мир бесконечных циклов обратной связи так эффективен, что в нём просто нет места политике. Они попадают в ловушку, в которой регулярно оказывались технократы прошлого. Да, такие системы до ужаса эффективны — как, например, государство в Сингапуре до ужаса эффективно. Но, если правительство Сингапура, может, и верит в то, что оно перешло на высокую, аполитичную стадию развития, это ещё не значит, что их режим может оцениваться лишь в пределах „эффективности“ и „инноваций“ — по исключительно экономическим, а не по политическим меркам.

Кремниевая долина отравляет наш язык своим бесконечным восхвалением подрывных инноваций и эффективности — концепций, идущих вразрез с демократическими понятиями. В итоге мы меньше в политике задаёмся вопросом „как?“. Долина вечно отвечает на этот вопрос тем, что я называю „решенизмом“: проблемы решаются с помощью приложений, сенсоров и циклов обратной связи — и всем этим нас обеспечат стартапы. В этом году Эрик Шмидт из Google даже пообещал, что стартапы решат проблему экономического неравенства: с помощью „подрывных инноваций“, видимо».
Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю