Восстание машин

9 цитат Николаса Карра — о том, как мы теряем себя в век технологий

Владимир Малыженков

Писателя Николаса Карра нельзя упрекнуть в излишней любви к технологиям. Благодаря своей прошлой книге «Пустышка: Что интернет делает с нашими мозгами» он прославился как непримиримый критик Google, социальных сетей и цифровых сервисов. В новой книге Карра The Glass Cage: Automation and Us, вышедшей в конце сентября, писатель нашёл новый повод для беспокойства. Пока многие любители технологий мечтают о будущем, где машины освободят их от рутинной работы, Карр уверяет, что автоматизация лишит нас работы и превратит в прислугу для роботов. Apparat проследил историю непростых отношений Николаса Карра с новыми технологиями и выяснил, о чём он пытается предупредить человечество.

Николас Карр
журналист и писатель
Одной из первых известных критических статей Николаса Карра является написанный в 2003 году текст IT Doesn’t Matter — о том, что информационные технологии не являются стратегически важными для бизнеса. За этим последовала знаменитая статья для журнала The Atlantic Is Google Making Us Stupid?. Из неё вырос первый бестселлер писателя — «Пустышка: Что интернет делает с нашими мозгами». Книга спровоцировала много критических отзывов. Автор приводил исследования нейробиологов, которые доказывали негативное влияние интернета на когнитивные способности человека, но, например, журналист NYT Джона Лерер указывал на то, что многие авторитетные учёные доказывают положительные изменения у тех людей, которые пользуются интернетом и играют в видеоигры. Однако в одном Карр оказался прав: он одним из первых описал, как технологии меняют нашу культуру и как автоматизация лишает нас человеческих навыков и черт, а этого писатель боится больше всего.

Google делает нас глупее

Один из главных тезисов книги «Пустышка: Что интернет делает с нашими мозгами» заключается в том, что использование интернета ухудшает наши способности думать и запоминать. Карр утверждает, что технологии не помогают нам учиться. Информация в Сети не проходит проверок комиссий по образованию и поэтому запутывает и не даёт сконцентрироваться. В результате мы больше времени тратим на выбор контента, нежели на чтение. Карр подтверждает свои слова научными исследованиями. В ходе одного из них было проанализировано 34 научных статьи, написанных в 1945–2005. Оно показывает, что оцифровка академических журналов упростила поиск нужной информации, так что в работах 2000-х цитаты намного короче. При этом современные учёные стали чаще цитировать своих современников, почти не уделяя внимания более ранним трудам.

Поисковик зачастую обращает наше внимание на конкретный фрагмент текста в несколько слов или предложений, который имеет непосредственное отношение к тому, что мы ищем в данный момент, не побуждая нас при этом понять произведение в целом. Выражаясь метафорически, мы не видим лес целиком, когда ищем что-то в Сети. Но и деревьев мы также не видим, а видим лишь ветви да листья.

Мультизадачность лишила нас умения концентрироваться

Подобно современным техническим устройствам, мы всё чаще делаем несколько дел сразу: читаем книгу, отвечаем друзьям на сообщения, проверяем электронную почту. Бесконечные смартфон-оповещения и гиперссылки на каждом сайте приучили нас к постоянному переключению внимания с одного предмета на другой. Карр считает, что такое положение дел стало привычным, и теперь мы хотим, чтобы нас постоянно что-то отвлекало, поскольку любое такое переключение внимания помогает получить информацию, которая кажется жизненно необходимой.

Кажется, интернет отнимает у меня способность концетрироваться и умение созерцать. Где бы я ни искал информацию, мой мозг намерен потреблять её только в виде стремительного потока обрывочных знаний, который мы видим с Сети. Когда-то я подобно аквалангисту погружался в море слов, а сегодня рассекаю гладь текста так, как будто еду на гидроцикле.

Чтение, каким мы его знали, уходит в прошлое

Карр не считает технологические достижения ненужными, но его беспокоит, как сильно мы злоупотребляем ими. Интернет стал для нас главным источником информации и средством коммуникации, а беглый просмотр заголовков заменил нам чтение. Под действием интернета изменился образ мышления человека – нам всё сложнее сосредоточиться на одной теме. Возможно, с утверждениями Карра о негативном влиянии технологий на мышление можно не согласиться, но он верно замечает, что интернет делает чтение книг всё более сложным.

Попробуйте читать книгу, параллельно решая кроссворд – это и есть интеллектуальная среда интернета.

Нам сложнее приобретать новые навыки

Интернет даёт нам возможность объединиться всем миром, но автоматизация нашей жизни, вызванная постоянными технологическими совершенствованиями, запустила обратный процесс – мы стали оторваны от мира более, чем когда-либо. Распространение компьютеров, которые выполняют за нас многие задачи, подвергает опасности человеческие когнитивные способности — иными словами, наше умение познавать окружающий мир, — а в долгосрочной перспективе она может не только способствовать исчезновению уже полученных навыков, но и препятствовать приобретению новых.

В худшем случае люди начинают настолько полагаться на технологии, что и вовсе перестают демонстрировать хотя бы малейшую осведомлённость относительно того, что происходит вокруг них. Они отключаются.

Мы становимся дополнением наших гаджетов

Карр отмечает взаимозависимость между человеком и технологиями, которые он использует. Обращаясь к помощи какого-либо технического устройства, люди не только приобретают новые способности, но и одновременно лишаются уже имеющихся. Так, например, интернет Карр называет не просто дополнением, но заменой человеческой памяти.

Тесные связи, которые мы образуем с нашими устройствами, влияют на наши умения. Так же как наши технологии становятся продолжением нас самих, мы становимся продолжением наших технологий. Когда плотник берёт в руку молоток, он может использовать её только с одной целью. Рука становится инструментом для забивания и выдёргивания гвоздей.

…но противостоять прогрессу невозможно

Чтобы написать одну из своих книг, Карр переехал из Бостона в дом в горах штата Колорадо, чтобы укрыться от всего, что его отвлекало. Он перестал пользоваться Twitter, Facebook и электронной почтой и обновлять блог. Но так же как мир не может вернуться в доцифровое время, человек не может отказаться от так полюбившихся ему технологических инструментов. Несмотря на свои убеждения, Карр признаётся, что сам не смог жить без NetFlix и интернета.

Что касается меня, то я сдался. Ещё не успев завершить эту книгу, я уже стал проверять электронную почту и читать RSS. Я даже успел поиграться с парочкой новых социальных сетей и написал несколько постов в блоге. А совсем недавно я не сдержался и купил Blu-ray проигрыватель со встроенным Wi-Fi. Он позволяет слушать музыку прямо из моего аккаунта в Pandora, смотреть фильмы через NetFlix или видео с YouTube. Я должен признать: это круто. Не уверен, что я смог бы жить без технологий.

Автоматизация отбирает наши рабочие места

В своей книге The Glass Cage: Automation and Us Карр цитирует Адама Смита, который считал, что внедрение машин должно стимулировать экономический рост, повышая производительность труда. По мнению знаменитого экономиста, полученную прибыль владельцы предприятий должны пустить на открытие новых заводов, закупку машин и создание рабочих мест. И так всё и было до последнего времени, а точнее до экономического кризиса конца 2000-х, после которого рынок труда так и не оправился. Карр считает, что так происходит по тому, что сегодня машины не создают рабочие места, а, напротив, отнимают их.

Если робот может работать быстрее, дешевле или лучше, чем его человеческий аналог, то робот получит эту работу.

Однако человеческий мозг не заменит ни одна машина

Почти каждая работа Карра — это ода человеческому мозгу и его сложной организации. Несмотря на то, что он уверен, что технологическая революция может оставить тысячи профессионалов без работы, писатель отмечает, что в чём-то роботы не могут превзойти человека. Чтобы объяснить свою точку зрения, автор часто приводит в пример автоматизацию в авиации. Безусловно, умные системы управления самолётом помогают пилотам избегать многих аварий, но чрезмерное доверие таким системам тоже может быть опасно, потому что люди решают некоторые проблемы намного лучше машин.

Я не говорю, что наши машины обгонят нас в эволюционном развитии. Даже самый мощный суперкомпьютер демонстрирует не больше самосознания, чем молоток. Я говорю, что наше программное обеспечение и наши роботы под нашим чутким руководством будут искать новые способы превзойти нас.

Главное — оставаться человеком

По мнению Карра, главная угроза интернета заключается в том, что он перекраивает сознание и приводит к оскудению не только человеческих мыслей, но и человеческих чувств. Карр боится того, что люди становятся менее человечными и, перекладывая мысли и заботы на гаджеты и сервисы, рискуют потерять себя.

Машины холодные и глупые, и их слепое подчинение прописанным в коде возможностям показывает нам, каким могло бы быть общество, в котором нет места человечности. Привнося что-то человеческое во Вселенную, машины одновременно привносят что-то чужое в наш мир людей.

Источник: http://2018-god-sobaki.com

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю