Медиа

Guardian: Как изменяющиеся медиа меняют терроризм

Редакция Apparat

«Как медиа, так и террористам нужна аудитория. И те, и другие непрерывно меняются, чтобы её получать».
Корреспондент Guardian Джейсон Бёрк написал большой материал о том, как прогресс в технологиях медиа меняет природу терроризма. Apparat публикует сокращенный перевод текста.

Последние 36 часов своей жизни 23-летний Мохаммед Мера провёл в своей комнате в французском городе Тулузе. За это время он успел несколько раз поесть, проверить оружие, рассказать переговорщикам, как проходил в Пакистане подготовку на базе «Аль-Каиды» и несвязно объяснить, почему он убил семерых людей, устроив стрельбу в нескольких местах. Но большую часть этого времени Мера провёл работая за ноутбуком.

Когда полиция только окружила дом Мохаммеда, ему удалось проскочить за оцепление. Но Мера не воспользовался шансом исчезнуть. Вместо это он дошёл до ближайшего почтового ящика, положил в него пакет и вернулся домой, чтобы встретить свою смерть.

В пакете, отправленном на адрес телеканала «Аль-Джазира», была флешка с 24-минутным видео: набор фрагментов, снятых камерой GoPro, закреплённой на бронежилете Мера. На кадрах — подготовка к атакам и сами атаки. В одном из видео он убивает трёх солдат, находящихся не при исполнении. В другом убивает четверых людей в еврейской школе, в том числе трёх детей.

Эта история произошла в 2012 году. С тех пор объёмы и жестокость экстремистского видео возросли в разы, достигнув невиданного ранее уровня. На мир хлынул поток ужасающих видео, снятых последователями исламского террора. Во многом это связано с подъёмом «Исламского государства» (организация запрещена на территории России). Не меньше этому феномену поспособствовало появление новых технологий, которые террористы без замедления брали на вооружение.

Многих удивляет, что террористы шагают в ногу со временем в использовании новых медиа. В глазах Запада терроризм часто ассоциируется с бородатыми горцами в тюрбанах, застрявшими в средневековье. Но реальность абсолютно иная: преемники Аль-Каиды используют социальные сети для пропаганды и вербовки, а художественный язык съёмок они заимствовали из видеоигр и голливудских блокбастеров. Терроризм всегда использовал самые современные методы, доступные ему, будь то динамит или цифровые медиа.

Терроризм всегда был связан с медиа. Конечная цель любого террора — вызвать ужас среди большого количества людей и заставить их повлиять на власть так, как этого хотят террористы. Терроризм в его современном виде начал формироваться во второй половине XIX столетия, когда появились средства массовой информации и демократия. Без медиа никто не узнает о том, что произошло; без рычага демократии никто не сможет прямо повлиять на решения властей.

В первой половине XX века терроризм оставался в тени мировых конфликтов. Ситуация изменилась в послевоенное время с массовым распространением телевидения. В 1956 году алжирский активист и революционер Рамдан Абан говорил: «Об убийстве десятерых врагов в глухом лесу никто не будет говорить, поэтому лучше убить одного человека в Алжире — об этом сразу же узнают и заговорят в странах, которые влияют на политиков, принимающих решения».

Новая волна насилия начала распространяться с Ближнего Востока в конце 60-х. Как раз тогда благодаря новым технологиям телесети получили возможность быстро и дешево передавать изображение на любые дистанции. Люди смогли в деталях увидеть то, что происходит на другом конце мира. Этим не замедлили воспользоваться террористы: в 1972 году палестинские экстремисты взяли в заложники и затем убили израильских атлетов во время Олимпиады в Мюнхене. Фокус медиа сместился со спортивных событий на ситуацию с заложниками. В течение следующего десятилетия сюжеты о похищениях людей и угонах самолётов заполнили экраны, привлекая внимание огромной аудитории людей, следящих за каждым обновлением сюжета.

В 1988 году, когда Бин Ладен и несколько других ветеранов экстремизма создали «Аль-Каиду», крупные медиа всё ещё были в руках государств и корпораций. Уделом экстремистских пропагандистов были листовки, аудио- и видеокассеты, передаваемые одним человеком другому. Эффективность этих материалов была крайне незначительной: они могли точечно мобилизировать тех, кто уже состоял в формировании, но никак не могли охватить аудиторию, достаточную для влияния на власть. Козырь всё ещё был у государств.

Ситуация должна была измениться и Бин Ладен знал это. Он чётко понимал, что в их борьбе массовая пропаганда так же необходима, как «калашниковы». Во время войны с Советским Союзом в Афганистане он спонсировал пропаганду среди моджахедов. Позже он начал создавать свой публичный образ, приглашая отдельных журналистов провести с ним интервью на камеру и снять подготовку в лагерях. Бин Ладен создал пропагандистский центр в Лондоне, который распространял его видеопослания. Но он не угадал с форматом: его получасовые воззвания к борьбе с неверными были многословными, монотонными и не могли вызвать нужный эффект.

В конце 90-х технологии снова изменили поле действий. Появились местные спутниковые телеканалы, независимые от властей. Эти телеканалы стали невероятно популярными в исламском мире, в первую очередь канал «Аль-Джазира». Они показывали акты унижения и насилия в отношении мусульман в Косово, Чечне и Газе. В сетке телевещания появились оживлённые дебаты между защитниками джихада. Всё это теперь видели миллионы — дома, в кафе, на работе.

Бин Ладен не замедлил разыграть новую карту. Но он сделал это так же неэффективно, как и раньше, записав новую серию посланий и отправив их на телеканалы. Его послания дошли до мира в виде невыразительных вырезок — арабские и западные редакторы сами решали, что и когда показывать.

Террористы усвоили урок: им нужен был ряд зрелищных атак — таких шокирующих, что никто из новостных редакторов не смог бы их проигнорировать. Были созданы новые лагеря для подготовки террористов к проведению сложных операций. В 1998 году в Восточной Африке были взорваны два американских посольства. В 2000 году террористы попытались потопить американский военный корабль недалеко от Йемена. В 2001 году произошли атаки 11 сентября — и их увидел весь мир.

Теперь все знали слова «джихад», «Бин Ладен» и «Аль-Каида». «Аль-Каида» вышла на первые страницы изданий по всему миру. Каждое послание Бин Ладена показывалось на Востоке без промедления и без правок. Казалось бы, терроризм достиг своего пика в использовании медиа. Но это был ещё не конец.

У террористов и медиа оставалось одно слабое место: централизованность. Структура террористических организаций повторяла иерархическую структуру медиаорганизаций: несколько крупных штабов, дающих команды своим подразделениям. Новая волна технологий в очередной раз сменила существующую парадигму.

Середина 2000-х ознаменовала рассвет цифровых медиа. Камеру за десять тысяч долларов заменил портативный хэндикэм. Стопки видеокассет заменил один жёсткий диск. Станцию для редактирования видео заменили компьютерные программы. Курьеров заменил интернет. Впервые в истории человечества любой мог снять, отредактировать и передать видео.

Эта цифровая революция кардинально изменила инфраструктуру и методы терроризма. Вместо нескольких централизованных медиаканалов появились тысячи независимых операторов с доступом к интернету. Отпала необходимость сложного планирования терактов, снизились связанные с этим вложения и возможные риски. Террористы могли показывать то, что хотели, минуя решения телекомпаний и лидеров бандформирований.

Конфликт в Ираке стал первым случаем, когда сторонники джихада стали использовать цифровые медиа в мировом масштабе. Новые атаки на вооружённые силы Америки и иракского государства регулярно снимались и выкладывались в интернет. Часто видео отправлялись прямо на адреса родственников и коллег умерших. Террористы достигли нужного эффекта: увиденные во всём мире кадры со взрывами и окровавленными трупами одновременно поднимали дух противников американского режима и повергали в ужас его сторонников.

Примерно в то же время стали набирать популярность смартфоны. Одно устройство объединило в себе камеру и доступ в интернет. Смартфоны также поспособствовали развитию социальных сетей — новой, крайне эффективной площадки для террористов. По словам экстремиста, убившего в 1981 президента Анвара Садата, если бы в то время существовал Facebook, никого бы не понадобилось убивать. Социальные медиа дали бы более простой и надёжный способ объединить противников тогдашнего режима.

Ни «Аль-Каида», ни Бин Ладен, в своё время создавшие революцию в методах терроризма, к тому времени уже не были в авангарде новых медиа цифровой эры. На смену им пришли экстремисты, стоящие за «Исламским государством». Их стратегия была построена на принципах, сформулированных в начале 2000-х годов независимым военным стратегом Абу Мусабом Аль-Сури. В их основе была идея «джихада без лидеров», гласящая, что руководить участниками джихада должны принципы, а не организации.

Эта максима быстро нашла своих приверженцев. На место разовых, масштабных терактов пришли независимые атаки, выполненные одиночками. Таково сегодняшнее лицо терроризма: поток непредсказуемых, невзаимосвязанных событий, за которыми стоят люди со схожими идеями. В очередной раз терроризм повторяет современные ему медиа.

Трудно предсказать, какую форму примет терроризм в ближайшие годы. До последнего времени «Исламское государство» полагалось на сеть разбросанных терактов. Возможно, вскоре мы увидим более крупные теракты наподобие тех, что мы видели в 2000-х. Теракт в Париже в ноябре прошлого года был организован группой иммигрантов из Бельгии и Франции, прошедших подготовку в сирийском лагере — их готовили специально для операции в Париже. Судя по всему, фрагментированный терроризм нового времени будет сосуществовать с «классическим» терроризмом — подобно тому, как привычные медиа сосуществуют с новыми.

Последний значимый феномен, наблюдаемый на пересечении терроризма и медиа, заключается в возрастающей роли очевидцев. Сегодня большое число съёмок терактов в новостных медиа сделано свидетелями: мы видим эти кадры только потому что кто-то нажал кнопку «Record» и потом выложил в интернет. Во время теракта в Париже никто из экстремистов не снимал происходящее: возможно, они решили, что их действия важнее, чем изображения. Но скорее всего они рассчитали, что свидетели и новостные медиа сделают всю работу за них.

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю