Антропология

«Люди узнают, что такое свобода»: Сбежавший из КНДР фермер объясняет, как бороться с режимом с помощью воздушных шаров

Анна Савина

«Европейский альянс за права человека в Северной Корее» продолжает публикацию мемуаров людей, которые сбежали из КНДР. В новом выпуске — рассказ фермера, который бежал в Южную Корею и начал отправлять воздушные шары с агитационными листовками, чтобы бороться с режимом на родине. Apparat публикует сокращённый перевод его истории.

Я родился в июле 1963 года в городе Чхонджин провинции Хамгён-Пукто. Моя семья не была ни богатой, не бедной. Родители были родом из южнокорейской провинции Чхунчхондо, так что мы не принадлежали к непривелегированному «сонбуну» (система каст в КНДР. — Прим. ред.).

После окончания школы в 1979 году я попал в армию. Я служил на флоте и учился сначала в Пхеньяне, а потом получил специальное образование в Раджине. Затем меня перевели в Вонсан, где я прослужил ешё одиннадцать лет. Самым тяжёлым в это время для меня были марши — каждое утро и вечер нужно было ходить с 25-киллограммовыми сумками, наполненными песком. Я жил по строгим правилам и никогда не слышал словосочетание «права человека».

Как и всем, нам «промывали мозги» восхвалениями Ким Ир Сена. Правда, идеологическое образование для военных более интенсивное. Нам приводили философские и логические аргументы в пользу великого лидера. Каждый день мы слушали лекции о его революционных идеях и деяниях и должны были запоминать всё наизусть — начальство готовило нас для победы над американским империализмом.

После службы меня распределили на работу на шахте вдали от моего родного города — в Мьюзене, и я стал членом партии. Я хотел поступить в университет, как некоторые мои коллеги, но мне не дали рекомендацию, так что пришлось забыть о своём интересе к физике и радио. Я знал главу местной партийной ячейки и секретаря партии и попросил их отправить меня в тот регион, где жила моя семья. После пяти месяцев на шахте я вернулся к родителям и стал фермером.

Налог на свиней

Я, как уже сказал, интересовался физикой, но в сельской местности у нас не было доступа даже к «Нодон синмун» — главной партийной газеты. Чтобы узнать что-то, я слушал южнокорейские радиопрограммы. Поймать сигнал получалось не всегда, но ранним утром мне это удавалось.

В то время в деревне жить было лучше, чем в городе. У нас были свои маленькие участки земли и огороды. Однако в начале 1990-х всё изменилось и еды стало не хватать. В силу вступил закон, согласно которому каждая семья должна была отдавать в армию по 80 килограммов свинины в год как подарок Ким Ир Сену.

Многие семьи не могли вырастить свинью, потому что не хватало свободных рук, чтобы следить за ней. Животные часто умирали от болезней. Если семья не могла «подарить» свинью, её лишали государственных субсидий, так что приходилось покупать свинью на рынке по завышенной цене. Те, у кого не было денег, покупали свиней в кредит и возвращали долг рисом и кукурузой. Это значило, что у людей не оставалось еды для себя. Тех, кто не отдавал свинью, судили.

После введения этого закона уровень жизни людей сильно упал, в сельской местности начался голод. Моей семье стало нех хватать еды в 1997 году. Зимой моя мать, жена и младший сын умерли от голода. В живых остался только старший сын. Я решил бежать из Северной Кореи, чтобы спасти его.

Пустыня во Внутренней Монголии. Через неё главный герой текста шёл во время своего путешествия в Южную Корею

Побег из Северной Кореи

В 1998 году я вместе с сыном отправился к реке Туманная. На всех дорогах стояли караульные. Я избегал их и добрался до уезда Тэхунтан, а затем пересёк границу с Китаем. Я работал в Китае, но мне никогда не платили, а давали только еду. Каждый день я слышал, что китайцы отправляют беглецов обратно в КНДР, страх среди дезертиров распространялся как инфекция. Я постоянно нервничал и не мог спать. Я должен был поехать в Южную Корею, чтобы выжить. В мае 1999 году я отдал своего сына одному местному и уехал один, потому что боялся, что по пути нас могут поймать.

Зимнее путешествие по пустыням Внутренней Монголии было таким тяжёлым, что меня до сих пор удивляет, что я справился. Я хотел увидеть своего сына снова, поэтому решил во что бы то ни стало пересечь монгольскую границу. Мне помогла одни из христианских организаций, благодаря которой я поселился в Южной Корее в 2000 году. Корейское правительство выделило мне $9300, чтобы помочь адаптироваться.

Я хотел использовать деньги для заботы о сыне, который мог бы переехать ко мне спустя год. По плану он должен был попасть в Южную Корею через христианскую организацию Durihana. Сын ехал с группой через пустыню. Гид был пойман китайскими властями, остальные люди разбежались, а сын остался один и умер. Умер в день моего рождения.

Я до сих пор чувствую себя виноватым за то, что не смог обеспечить сыну лучшую жизнь. Однако я не могу бездействовать. Я начал помогать другим беглецам, чтобы ни у кого не было такой жизни, как у меня.

Через границу с КНДР с помощью воздушных шаров переправляют листовки, книги, радиоприёмники и DVD-диски

Воздушные шары

Я посылаю воздушные шары в Северную Корею. Сначала я посылал с шарами листовки, посвящённые бесчеловечным поступкам семьи Ким. Сейчас, когда обстановка в КНДР изменилась, я отправляю листовки с призывали бороться за свободу.

Есть много организаций, которые этим занимаются, но начинал я в одиночку. Я покупал все материалы на свои деньги и по ночам отправлял шары, если было подходящее направление ветра. Сейчас работать стало проще, потому что появились волонтёры и люди, готовые жертвовать на это деньги. И хотя у меня проблемы со здоровьем, я не могу остановиться, потому что моя работа делает северокорейцев свободнее.

Сегодня северокорейцы могут слушать радиопрограммы из других стран и смотреть телевидение. Многие имеют относительно широкий кругозор. Однако объединение Северной и Южной Кореи может произойти только тогда, когда у людей двух стран будут одинаковые представления о том, что такое демократия.

Культ рода Ким в КНДР закончился, так что скоро всем станут понятны преимущества объединения, и люди захотят узнать, что происходит в других местах. Я надеюсь, что в КНДР узнают, что такое свобода.

Текст подготовлен при поддержке «Европейского альянса за права человека в Северной Корее», цель которого — предоставить европейцам информацию о нарушении прав человека в этой стране. С первым мемуаром можно ознакомиться вот здесь, со вторым — вот здесь.

Фото: Chris van Ryn, Kim Hong-Ji/Reuter, Jessie Simmons.

Источник: http://dynamo-kiev.com/

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю