Большой брат

Итоги года. Как приложение FindFace изменило наше понимание приватности

Николай Овчинников

Apparat начинает подводить итоги года. Одним из главных трендов 2016-го — да и вообще последних лет — стала тотальная деанонимизация. Благодаря хакерам люди узнают о том, как их родственники пользуются сервисами для адюльтера. Из-за пользователей «Двача» происходит аутинг порноактрис. Окончательная деанонимизация может случиться и без взломщиков. Сервис FindFace, который появился в феврале 2016 года, не был самым громким IT-стартапом на постсоветском пространстве за последнее время. Однако именно он стал поводом для дискуссии о границах частной жизни пользователя социальных сетей и о том, как изменилось наше понимание приватности за последнее время. Apparat рассказывает, как появился FindFace, кто его создал, а создатель приложения Максим Перлин объяснил, в чём его главный социальный эффект.

Основой для сервиса стали разработки компании N-Tech.Lab. Её основатель Артём Кухнаренко придумал при помощи нейронных сетей усовершенствовать технологию распознавания лиц. Алгоритм FaceN постоянно изучает миллионы загружаемых в него фотографий, чтобы впоследствии на их основе можно было бы распознать любое лицо в считанные секунды.

Создатель FindFace — Максим Перлин из рекламного агентства Blacklight. Как пишет «Медуза», Кухнаренко было неинтересно создавать поисковик по фото из соцсетей, но он согласился продать алгоритм за «ежегодный платеж на не очень большие деньги».

Приложение, как писал Перлин после запуска в феврале 2016 года, «на самом деле разрывает всякие шаблоны и стирает нахрен любую анонимность, но это полностью заменяет различные Tinder, Badoo и все остальные».

Первый всплеск популярности приложения случился в марте 2016 года, когда программист Андрей Мима рассказал на своей странице во «ВКонтакте», как нашёл двух сфотографированных им шесть лет назад девушек посредством FindFace.

Первоначальный восторг сменился разговорами о границах приватности пользователей. Петербургский фотограф Егор Цветков опубликовал в апреле проект Your Face Is Big Data: он снимал случайных людей в метро, а потом находил их во «ВКонтакте» посредством FindFace. Цветков рассказал Apparat, что использовал для распознавания незнакомцев приложение Findface. По его словам, программа узнала около 70% сфотографированных им молодых людей. Главное его опасение — в том, что «сегодня у человека исчезает возможность делать хоть что-то, будучи уверенным, что никто об этом не узнает».

Вскоре случился по-настоящему крупный скандал. Пользователи «Двача» решили деанонимизировать порноактрис при помощи FindFace и рассказать об их занятии родственникам и друзьям. Перлин, к слову, сам предлагал пользователям заниматься аутингом девушек из фильмов для взрослых в посте, посвящённом запуску приложения. Создателя FindFace позвали на православный телеканал «Царьград», где он на вопрос ведущего о том, что делать человеку чтобы его не нашло приложение, предлагал пользователям приобретать платные аккаунты, которые закрывают их страницы от выдачи в поиске.

Максим Перлин
Создатель FindFace
Мы изначально позиционировали наш сервис как дейтинговый, чтобы было проще объяснить суть продукта. Он был настолько новый и настолько опережал своё время, что нам нужно было его как-то сегментировать, чтобы люди вообще понимали, что это такое. На тот момент [запуска] было понятно, что мы не можем позиционировать продукт как сервис поиска людей по фотографии. На сегодняшний день позиционирование именно такое.

На сегодняшний день им пользуются абсолютно разные структуры. Мы даже сделали FindFace Pro. Допустим, мы определяли лица людей, которые пришли на фестиваль. Или, к примеру, мы работали с «1С-Битрикс»: они позволяют в собственные CRM-системы запиливать нашу технологию.

Возможности использования сервиса действительно безграничны. Часть людей использует его для дейтинга, часть — для работы, часть — для пробивания собственных сотрудников, поиска новых решений для существующей базы клиентов. Правоохранительные органы с помощью сервиса ищут преступников, люди ищут своих пропавших родственников.

[С правоохранительными органами] была чисто односторонняя история. Мы получали всякие благодарственные письма и отзывы рядовых сотрудников полиции, которые с помощью нашего сервиса реально ищут так называемые «висяки», когда есть только фотография подозреваемого. Они загружали её, находили человека в соцсетях, каким-то образом заманивали его. Наше сотрудничество с правоохранительными органами абсолютно неофициальное и одностороннее.
Я являюсь пропагандистом и евангелистом того, что общение и другие действия в интернете должны быть максимально открыты.

Человек должен понимать, что если он что-то загружает во «ВКонтакте», Instagram или Facebook, каждый может получить к ним доступ. Конечно, FindFace этот процесс мультиплицирует. Готовы ли к этому граждане нашей страны — вопрос. На мой взгляд, не сильно [готовы]. Я рад, что такими превентивными способами мы этот процесс ускоряем. Это как детей кидают в воду, а они не умеют плавать, и в стрессе учатся быстрее.

Поведение в сети у взрослых и детей различны. Если школьники, которые выросли в цифровую эпоху, делают фотографии своего друга, который не очень вышел, они скорее всего спросят у него, согласен ли он, чтобы они выложили снимок в сеть. Потому что они понимают, что фото станет общедоступным достоянием. Или же мы возьмём поведение взрослых от 50 лет, которые выкладывают в сети тысячу фотографий со свадьбы, не спрашивая людей, хотят они этого или нет. У них нет никакой культуры приватности и поведения в интернете. Соответственно, когда мы им рассказываем про сервис, они немного шокированы.

Мы работаем как Google. Мы не открываем какой-то дополнительный доступ к чему-то. Мы просто делаем удобный поиск.

У нас в планах есть выход на западный рынок. Мы ведём переговоры почти со всеми социальными сетями, которые есть в мире. Конкретно не готов сказать, но с одной крупной социальной сетью мы уже договорились. «Одноклассники»? Не готов сейчас это прокомментировать.

Когда мы общаемся с подрастающим поколением, у него нет вопросов к тому, что его фото может увидеть любой желающий. Когда взрослые выкладывают фотографии в «Одноклассниках» или на Facebook, им кажется зачастую, что их снимки увидят только близкие друзья, родственники и т.п. На самом деле, это не так.

Мне нравится выражение «Новая нормальность». Полная открытость — это новая норма. Если я сижу в рубашке в офисе, то у меня скорее всего есть анкета, семья, дети, есть фото, где я с друзьями, у бассейна в плавках, в бане и так далее. И это нормально. Это не будет вызывать вопросы. Отношение людей к приватности и частной жизни поменяется. Границы становятся все шире и шире.

Если вспомните советское время, есть известная фотография, где Брежнев у бассейна стоит в плавательных трусах и разговаривает по телефону. Это фото в своё время вызвало шок: «Как же, это же генеральный секретарь?!». Теперь таких вопросов не возникает, когда появляются фото политиков на отдыхе или с любовницей, потому что у человека есть приватная жизнь, и это нормально. Более того, чиновник, у которого нет таких снимков, вызывает вопросы: почему он засекречен. В будущем, думаю, мы будем спокойно реагировать на то, что президент нашей страны или кто-то из правительства в детстве стоял с пивом, был в каких-то непонятных компаниях или полуголый пьяный прыгал в бассейн и так далее. Мы все понимаем, что это молодость, это шикарное время, и от неё могут остаться какие-то фотографии, и это нормально. Ничего страшного, что мы в детстве или юности были другими.
Это некий наш советский пережиток — всё скрывать: счастливые моменты, достаток, недостатки. Когда-то этим можно было вызвать зависть людей. На мой взгляд, это ненормально.

Я не очень понимаю разговоров о тотальной слежке в интернете и социальных сетях. Я не очень понимаю, что нужно скрывать 99,9% населения нашей страны. Я не очень понимаю, почему мы должны ограничивать спецслужбы в своей работе. Что мне скрывать: что у меня есть любовница или что я пошло шучу со своими коллегами?
Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю