WTF

Всё, что нужно знать о «праве на забвение»

Николай Овчинников

Что случилось?

Госдума в первом чтении приняла законопроект о «праве на забвение». В случае его принятия в нынешнем виде вы сможете обратиться к администрации любого поисковика для удаления информации о себе из поисковой выдачи.

Что это такое?

«Правом быть забытым» (или «правом на забвение») обычно называют законную возможность гражданина потребовать удаления информации о себе из поисковой выдачи в Сети. Речь идёт прежде всего о данных, которые устарели или не соответствуют действительности. Конкретно в случае с российским законом речь идёт о недостоверной информации и той, что опубликована три года назад и ранее.

Где есть «право на забвение»?

Депутаты Госдумы — как и в случае с большинством ограничительных законов — ссылаются на западную практику. В данном случае связь действительно есть: «правом на забвение» наделил граждан ЕС Европейский суд ещё в мае 2014 года. Он вынес постановление, по которому любой гражданин ЕС может требовать у поисковиков удаления результатов выдачи с информацией о себе. Это произошло после жалобы испанца Марио Костеи Гонсалеса. Ему не понравилось, что Google выдаёт информацию о том, что он — должник, и потребовал удаления ссылок. Подробнее об этом деле можно прочитать здесь.

Как это будет работать в России?

В теории — пока конкретного механизма ещё нет — гражданин должен будет обратиться к поисковику, указав свои паспортные данные, ссылки и обоснование, по которому там должны их удалить из выдачи. Поисковик может согласиться с с вашими доводами, но может и отказать вам. Тогда вы можете пойти в суд, и если он встанет на вашу сторону, то поисковик могут оштрафовать на сумму до 3 млн. рублей. Если поисковик вообще никак не отреагирует на ваш запрос, то вы тоже можете пойти в суд, который оштрафует ресурс на сумму до 100 тыс. рублей.

В день первого чтения законопроекта появился сайт "Забвение", который позволяет увидеть интернет в 2018 году в случае вступления закона в силу

Можно будет удалить любую информацию о себе?

Нет. Во-первых, нельзя удалить ссылки, если речь идёт об уголовных преступлениях, а по ним не истекли сроки привлечения к ответственности. Во-вторых, нельзя удалить данные из «общегосударственных информационных систем». Что означает каждый из этих пунктов, мы пока не знаем. Возможно, во втором случае речь идёт о «государственном сегменте интернета», указ о котором ранее подписал Владимир Путин, то есть обо всех сайтах, где есть информация о государственной регистрации фирм, госзакупках, уголовных делах и т.д. Но, опять же, пока это только догадки — чётких формулировок и определений в законе на этот счёт нет.

Кроме того, речь в законопроекте идёт о ссылках в конкретных поисковиках, к которым обратился пользователь. Это означает, что найти информацию о нём можно будет найти в поисковых системах или прямиком на ресурсе, где эта информация размещена. Надо только знать, где искать.

В чём отличие от европейской практики?

К примеру, в российском законе нет требования европейского суда о необходимости соблюдать баланс между частными и общественными интересами. Эта формулировка призвана защищать интернет-индустрию, к примеру, от посягательств политиков, которые хотят подкорректировать свою биографию. Кроме того, российский законопроект позволяет вводить уголовное производство против представителей любого интернет-поисковика, даже если они не имеет здесь никакого имущества. Для этого ресурс должен просто публиковать «информацию и (или) рекламу, направленную на пользователей, находящихся в РФ». Как правоохранительные органы будут определять «направленность» работы поисковика, непонятно. Наконец, в Европейском союзе, на самом деле, нет закона о «праве на забвении» как такового. Есть определение суда. Положения о «праве на забвение» могут появиться в новом законе ЕС о защите данных. Но он пока только разрабатывается.

Почему «право на забвение» — это плохо?

Это цензура. Начнём с того, что и на Западе к постановлению суда по делу Гонсалеса, мягко говоря, неоднозначное. Так, по словам основателя «Википедии» Джимми Уэйлса, «здесь нет права быть забытым, а есть право цензурировать информацию, которая тебе не нравится». Причём формулировка о «частных и общественных интересах» не спасает: буквально сразу после появления определения Европейского суда, Google пришлось удалить из выдачи ссылку на статью «Би-би-си» о бывшем главе Merrill Lynch Стэнли О’Ниле, при котором банк едва не обанкротился во время финансового кризиса.

Примерно той же позиции, что и Уэйлс, придерживаются в «Яндексе». 15 июня компания озвучила свою позицию в официальном блоге. В частности, «право на забвение» в «Яндексе» считают нарушением другого права: на поиск достоверной информации. Представители российского поисковика прямо указывают на дисбаланс между частными и общественными интересами и предупреждают, что нынешняя редакция законопроекта, будь она принята в неизменном виде, приведёт к злоупотреблениям правом, так как для жалобы не требуется серьёзных обоснований.

Наконец, в «Яндексе» недоумевают, почему именно поисковик наделили, по сути, функциями госоргана, который должен определять, какая информация достоверна, а какая — нет. Кроме того, закон запрещает поисковикам рассказывать о фактах удаления информации (если не было судебного процесса по итогам).

Накануне голосования по законопроекту против него выступил основатель Lurkmore Дмитрий Хомак. Как и представители «Яндекса», он указал на чрезмерную расплывчатость формулировок. Например, непонятно, что такое «оператор поисковой системы»: именно поисковик или любой сайт с поиском по архиву. Хомак напомнил, что в Европе в принципе не существует закона о «праве на забвение», а «есть несколько судебных решений и есть вяло идущий на уступки местным властям Google».

Более того, ответственность по закону будет нести любой интернет-ресурс, даже зарубежный, просто потому что он будет вести коммерческую деятельность на территории России. О невозможности привлечь западные поисковики к ответственности говорили ещё представители Роскомнадзора, которые ещё осенью 2014 года предложили ввести в России «право на забвение». Впрочем, ещё год назад представитель российского отделения Google Наталья Меркушова заявила, что «право на забвение» компания может распространить и на Россию, если это будет нужно.

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю