На прошлой неделе Екатерина Романовская, бывший соавтор блога KermlinRussia, рассказала о том, как 16 лет назад на неё напали с ножом и серьёзно ранили, и представила Nimb, средство предупреждения близких в случае опасности. Это кольцо, которое можно использовать, даже когда у вас связаны руки. Оно передаёт сигнал всем, кого вы внесли в специальный список контактов в приложении (т.н. «круги безопасности»). Одновременно создатели Nimb запустили краудфандинговую кампанию и за сутки собрали почти все требуемые для выпуска гаджета $50 тыс. Apparat связался с Романовской и узнал, как работает устройство, как к нему относятся власти в США и других странах, и почему это именно кольцо.

Прежде всего, расскажите, как работает Nimb.

Устройство работает через Bluetooth. Соответственно, у смартфона он должен быть активирован. Мы понимаем, что это накладывает определённые ограничения, поэтому в следующем поколении колец будет встроенный GSM-чип. Почему мы не сделали этого сейчас? Новенькие маленькие наночипы нужно проверить, выяснить, насколько у них стабильный сигнал. Мы не решились встраивать в продукт непроверенные комплектующие.

Гаджет посылает сигнал на ваш смартфон. С него, в свою очередь, уходит оповещение в том виде, в котором ваши «круги безопасности» подтвердили приём сигнала. Причём тому, кто принимает сообщение, необязательно иметь приложение и даже смартфон, чтобы получить сигнал тревоги.

Есть приоритизация. Когда человек получает уведомление о том, что его хотят включить в свои «круги безопасности», он может выбрать, в каком виде принимать сообщения. Например, сперва я получаю push-уведомление. Если я в течение 30 секунд не отвечаю, мне звонят, если я не отвечаю на звонок, мне приходит e-mail. Можно настроить получение сообщения сразу по всем каналам, тогда вам придёт и письмо, и звонок, и push-уведомление.

Как будет выглядеть полученное сообщение?

Например, в iMessage так: «Тревога. Ваш друг и близкий человек в опасности». И ссылка на веб-версию. В push-уведомлении вам сразу сообщают, кто в опасности, и идёт ссылка на карточку тревоги. Там вы видите не только карточку профайла с данными отправителя, но и список тех, кто откликнулся на его сообщение. После этого вы можете кооперироваться с другими во встроенном чате. Или же с самим отправителем. Если его не приковали наручниками к батарее, он может передавать информацию через своё приложение: например, если он где-то прячется, или в случае стихийного бедствия. Он может видеть и понимать, что помощь идёт и что-то происходит. Если такой возможности у человека нет — например, сумку со смартфоном отобрали и выбросили в кусты — он видит на кольце световой сигнал, что сообщение о тревоге принято и помощь в пути.

Получить информацию о том, что мой близкий человек в беде, я могу через обычный звонок или SMS?

Да. Будут и SMS, и звонки. Мы не хотели ограничивать получателей информации устройствами и платформами. Приходит любое сообщение, которое можно передать через GSM-сети. Для этого не нужно договариваться с операторами.

А что с геолокацией? Насколько высока точность определения местоположения?

Точность геолокации соответствует той, которая есть у современных смартфонов. Если вы пользуетесь Uber, вы знаете, насколько она точная. Если это концерт, где несколько сот человек, тогда может быть сложно определить ваше точное местоположения, а так — нет.

Если вы работаете или живёте в высотном здании, то мы очень рекомендуем сразу заносить в профайл информацию об этом: на каком этаже, в какой квартире. Кто-то из получателей уведомления, хорошо вас знающий, сразу поймёт, что с вами что-то произошло дома или рядом с ним. И он может сообщить, где вы конкретно находитесь.

Сейчас технологии позволяют использовать дроны для определения местоположения человека в высотке. Допустим, у нас есть точка на 2D-карте, и три маленьких устройства могут прилететь, облететь здание, сделать модель этажа и точно выяснить, где вы находитесь. Дрон сможет принести инсулин или, например, записать видео. Проблема только в законодательстве — в большинстве стран вопрос об использовании дронов не решён. Мы ведём переговоры со всеми властями на эту тему и очень ждём, когда регуляция догонит технологии.

На видео можно посмотреть, как работает Nimb

У вас уже есть какое-то понимание по поводу монетизации проекта, помимо, собственно, продажи гаджетов?

Наша модель очень гибкая. Прежде всего, это продажи устройств. Но наша цель — не продавать конкретные гаджеты, а создать систему. Мы понимаем, что есть рынки, где проблемы и с персональной безопасностью, и с личными финансами людей. Они не могут раскошелиться на устройство за $150 и смартфон. Скорее всего, мы будем делать более доступную версию для развивающихся рынков.

Ещё есть вариант с подпиской. В странах, где есть проблемы [с личной безопасностью людей] — например, ЮАР, Индии, Пакистане — развит рынок частных охранных услуг. Там такие компании на каждом углу. Там через минуту могут по вызову приехать четыре автоматчика в бронированной машине. Соответственно, человек может платить скромную сумму раз в месяц, а у ЧОПов есть возможность принимать сигнал в любом виде. Они технически более развиты, чем государственные институты.

С другой стороны, мы рассчитываем на различные коллаборации с дизайнерскими, ювелирными, модными брендами. Кольцо — просто красивая штука, которую приятно носить. Мы будем делать специальные версии для тех, кто хочет себя и украсить, и обезопасить.

От чего вообще зависят договорённости с властями и частными компаниями?

От рынка, от самой страны. Где-то люди сами к нам идут с распростёртыми объятиями. Это обычно происходит в странах, где общество очень много требует от государства и, прежде всего, от правоохранительных органов. Там власти очень заинтересованы в том, чтобы люди были счастливы и благодарили их за работу. Они хотят с нами сотрудничать. Но «хотеть» и «мочь» — две разные вещи.

С государственными институтами два вопроса — законодательный и технический. Где-то законы не дают частному бизнесу работать совместно с государственными институтами, что печально. Где-то попросту нет возможности провести быструю технологическую интеграцию. США — прекрасный пример. Там очень хороший отклик от властей. И там у служб спасения очень большие проблемы с геолокацией. У них на 911 безумно старое оборудование. Часто позвонивший прямо говорит, где он находится, а оператор не может понять, где это. В США до 10 тыс. смертей в год происходят, потому что звонок поступил, меры приняли, а найти человека не смогли. Наше устройство тут может колоссально помочь, власти тоже хотят улучшить свою статистику. Вопрос в том, как сделать, чтобы сигнал приходил к ним прямо на пульт. Это долго и дорого. Мы хотим вписаться в эту историю, но говорить о том, что мы это сделаем непременно, я не могу. Зависит от того, насколько мы будем упёрты в своих усилиях, и насколько мы сможем получить поддержку общественности. Люди ведь тоже начинают задавать вопросы властям в своих штатах: мол, вам люди предлагают, давайте делать.

Намного легче нам в Латинской Америке. Там очень тревожная ситуация с преступностью. Власти нам рады. Они говорят: «Да, конечно, давайте делать, не вопрос». А есть Россия, где мы даже не открываем рот на эту тему.

Почему?

Потому что мне очень сложно представить, что государство заинтересовано хоть в чем-то.

А с кем тогда здесь сотрудничать?

С вневедомственной охраной. Это тоже МВД, но это его коммерческое крыло, и оно прекрасно работает. Они выезжают на вызов очень быстро, у них есть возможность заключать договор на охрану и имущества, и человека. У них есть возможность принять сигнал. Это в России будет работать безупречно.

Какие-нибудь договорённости уже есть?

Мы не хотим сейчас на третий день после старта кампании рассказывать об этом. Поймите нашу ситуацию. Нам такой же вопрос задают про инвестиции. Предложений много. Сказать сейчас про какие-то конкретные договоренности будет с нашей стороны довольно глупо. Контакты у нас есть, они для нас очень обнадеживающие, мы понимаем, что всё сделали правильно и в правильном направлении идём. Сказать о каком-то результате, чтобы не сотрясать воздух, можно будет после того, как кампания закончится.

Почему именно кольцо?

Потому что любые другие устройства требуют сразу двух рук. Даже если это браслет, булавка, цепочка или часы, тебе сразу требуется вторая рука. Комментаторы в Facebook уже советовали нам перед запуском сдвинуть это на запястье. Допустим, мы сдвинули на запястье: попробуйте нажать на кнопку одной рукой и сделать вызов, если вас схватили за обе руки, если вам говорят не двигаться.

Для кольца практически нет ограничений, кроме разве что внезапного обморока, что не позволит человеку три секунды подержать большой палец на тревожной кнопке. Даже если у тебя инфаркт, приступ, ты теряешь сознание где-то в метро, это не происходит мгновенно, эти три секунды у тебя все равно есть. Даже если у тебя артрит и не сгибаются суставы, ты все равно можешь дотянуться пальцем до кнопки. Даже если тебя связали, даже если ты попал в аварию и тебе зажало руки искореженным металлом. Ты не сможешь это сделать, если только тебя опустят в резервуар с водой. И то, если мы больше $300 тыс. соберём в ходе кампании, то устройство будет полностью водостойким.

Вы говорите о проблемах со здоровьем, то есть речь идет не только о безопасности с точки зрения полиции, но и врачебных структур?

Безусловно. Здесь у нас тоже есть большие возможности. Многие сейчас оформляют коммерческую страховку. Страховые компании технологически очень продвинуты. Все клиники заключают договоры, у всех есть колл-центры, которые работают, как правило, круглосуточно. Если у человека проблемы со здоровьем, то он вносит это в свой профайл. Люди из «кругов безопасности», которые вас знают, могут прикинуть, что с вероятностью 85% ваш сигнал тревоги именно из-за проблем со здоровьем, и позвонить в скорую.

Проблемы со здоровьем — очень большой сегмент для нас. Люди нам пишут, благодарят нас, обещают купить устройство. Важно и то, что кольцо не будет выглядеть как что-то, что помечает вас, как человека с проблемами. Оно красивое, классное, его не нужно стесняться. Это не какая-то нашивка или страшненькая «кнопка жизни», которая говорит, что ты «ущербный». Это классный аксессуар, красивый гаджет.

Так выглядит приложение Nimb, но чтобы узнать, что ваш близкий в беде, не обязательно им обзаводиться

У вас в рекламе показано приложение только для iPhone. А что с остальными платформами? Будет ли на Android?

Не будет, а уже есть. Мы совместим приложение со всем, что существует — iOS, Android, Windows Phone — и со всем, что будет выходить. У нас быстрая адаптация под платформы. Вот сейчас мы делаем приложение для Apple Watch.

После такой быстрой и успешной кампании по сбору денег вы собираетесь сдвигать сроки, выходить на рынок быстрее?

Нет. Объём собранных средств не влияет на скорость. Производство есть производство, мы закладываем на него от шести до девяти месяцев. Мы очень постараемся сделать первую партию к Рождеству: многие хотят Nimb в качестве подарка. Но мы очень аккуратны в этих обещаниях. Гарантированная первая поставка — весной 2017 года. Вся эта цепочка — как рождение ребёнка — не ускоряется от наших желаний сделать побыстрее. Зато объём собранных средств сильно влияет на то, на сколько рынков мы сможем выйти сразу.

Какие-то дополнительные функции? Мы сами предусмотрели очень много, а наши бейкеры (люди, поддержавшие кампанию на Kickstarter — Apparat) пока не просят ничего добавить. Если им захочется, чтобы устройство считало шаги или калории, это несложно сделать. Пока мы не видим такой необходимости. Люди хотят носить красоту и иметь возможность позвать на помощь.

Идея кольца не родилась на пустом месте. Что послужило толчком и вообще зачем вы это делаете?

Наша ключевая функция — дать знать. Это инструмент оповещения. Сейчас мы ведём очень интересные диалоги с любителями огнестрельного оружия, перцовых баллончиков и выдавливания глаз пальцами. Люди воспринимают Nimb, как такое странное средство самообороны. Но оно вообще не про то. Это верифицированный сигнал о помощи.

У нас много говорят, что общество равнодушно, что лежит человек под лавкой и никто его не спасёт. Мы понимаем, что проблема не столько в равнодушии, сколько в отсутствии у человека достоверной информации о ситуации. Может, человек просто выпил и лежит, а может — нет. Или вот, к примеру, драка на улице. Человек вмешивается, а потом сидит три дня в ОВД и оправдывается, что, мол, хотел помочь. А те, кому он хотел помочь, говорят: «Мы его вообще-то не просили, и пошёл он в жопу».

Верифицированный сигнал о помощи даёт другим людям возможность действовать. Пистолет, джиу-джитсу и прочие средства самообороны остаются при вас. Кольцо не лишает вас скиллов. Но есть же дети, пожилые люди, которые не могут носить пистолет, которые теряются в лесу. Давайте поговорим о них.

Также, поскольку Nimb — это именно инструмент взаимодействия, устройство вторично. Мы можем сертифицировать любой носимый гаджет. Если через полгода кто-то придумает встроенный в голову чип, который нужно будет вставлять в ухо, мы с удовольствием и его сертифицируем.

А сама идея появилась просто. У CEO компании Леонида Берещанского случилась история, когда его подруга простояла под окнами дома час, звала на помощь, отбиваясь от назойливого поклонника. Тот просто отшвырнул её сумку на метр, схватил её за руки и пытался объяснить ей, насколько пылки его чувства к ней. Вот это был толчок.

Фото: Nimb

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю