Антропология

Недоступный город: Почему жители Сан-Франциско ненавидят технологические компании

Андрей Миронов

Сан-Франциско переживает технологический бум, но этому рады не все жители города. Twitter и другие компании, обосновавшиеся здесь, не только приносят городу доход и славу, но и превращают в ад жизнь тех, кто не занимается дизайном и не пишет код. Apparat разобрался, как технологическая индустрия изменила Сан-Франциско и почему стоит присмотреться к конфликтам, которые в нём возникают.

«Левандовски строит бездушный мир, которым будут править слежка, контроль и роботы. Он также ваш сосед. Прямо сейчас он пытается превратить прекрасный город Беркли в киберкапиталистическую утопию», — говорилось в листовке, которую активисты из анархистской группировки под названием The Counterforce распространяли в одном из пригородов Сан-Франциско. Цель их нападок — миллионер и инженер Google Энтони Левандовски, который известен своей работой над самоуправляемыми автомобилями компании.

Члены The Counterforce язвительно описывали, как утром Левандовски выходит из своего коттеджа: в одной руке — ребёнок, в другой — планшет, на носу — Google Glass. Но особенно их раздражали планы сотрудника интернет-гиганта построить в Беркли гигантский дом с дорогими апартаментами, который бы стал символом растущего неравенства в доходах между работниками технологической индустрии и всеми остальными. Это одна из самых болезненных проблем для многих жителей Сан-Франциско и окрестностей. За последние несколько лет напряжение неоднократно выливалось в митинги около штаб-квартир корпораций и остановок автобусов, каждый день развозящих программистов по кампусам Google и Apple.

Почему жители Сан-Франциско ненавидят стартапы и автобусы?

Лесли Берлин, профессор истории в Стэнфорде
«Кремниевая долина остаётся местом, где правит меритократия. Если вы пришли сюда с правильными знаниями и правильным опытом — не имеет значения, из какой вы семьи, из какой вы страны и сколько у вас денег. Если вы сможете добраться до старта, то вас ждёт успех. Проблема в том, что теперь добраться до старта стало гораздо сложнее»

Раньше район Мид-Маркет ассоциировался у жителей Сан-Франциско исключительно с притонами, бездомными и наркоторговцами. Три года назад здание, расположенное на центральной улице квартала, превратилось в главный офис Twitter. Этот шаг помог компании получить налоговые каникулы: власти надеялись, что постепенно в Мид-Маркет потянутся другие представители технологической сферы и изменят лицо района. Офисы модных стартапов в Мид-Маркете действительно появились, но бездомные никуда не исчезли.

Когда в Сан-Франциско начался бум стартапов, цены на жильё и разнообразные услуги резко взлетели — спасибо высоким зарплатам в технологической индустрии. Ситуацию усугубляют и тысячи людей, которые хотя и работают в находящейся неподалёку Кремниевой долине, живут всё равно в Сан-Франциско. Каждый день в офис их возят корпоративные автобусы с вайфаем: теперь можно искать себе жильё не рядом с кампусом, а рядом с остановкой. В марте этого года небольшой дом в районе Глен-Парк, за который просили 895 тысяч долларов, был продан за 1,425 миллиона: покупатель с готовностью переплатил за удобное расположение.

Недавнее исследование показало, что разрыв между богатыми и бедными в Сан-Франциско больше, чем в Руанде, и заметно выше, чем в среднем по США. Ситуация продолжает ухудшаться: всего пять лет назад 36 % домов, выставленных на продажу в Сан-Франциско, были доступны учителям и полицейским. Сейчас обычный калифорнийский учитель не может купить даже самое скромное жильё в городе — к такому выводу пришёл сайт недвижимости Redfin, на котором появились данные о средних зарплатах преподавателей, соотнесённые с ценами на недвижимость.

«Сан-Франциско не продаётся!» — кричали бастующие, окружившие в начале года автобусы Google. Почти любое заметное мероприятие, организованное представителями технологической индустрии, теперь сопровождается демонстрациями и протестными плакатами.

Что такое джентрификация и в чём виноват Марк Цукерберг?

Томми Мекка, активист
«Джентрификация разрушает наши районы! Уничтожает разнообразие города! Старики, люди с ограниченными возможностями, больные СПИДом, национальные меньшинства, бедняки, рабочие — их всех выселяют. У Сан-Франциско забирают сердце»

Джентрификация — процесс превращения промышленных районов в центры культурной жизни города. Там, где десять лет назад гремели станки и дымили заводские трубы, сначала появляются мастерские художников, галереи и модные кафе, затем культурную богему вытесняет обеспеченный средний класс. Они вселяются в окрестные дома, цены на недвижимость начинают расти, а вокруг открываются рестораны, столик в которых необходимо заказывать за несколько недель. Именно это происходит сейчас в Сан-Франциско.

В конце прошлого века Сан-Франциско был известен как город творческой свободы, где процветало искусство и контркультура. Здесь всегда жило много художников, музыкантов и актёров. Здесь зародилось движение за права ЛГБТ-сообщества, и впервые на государственную должность был избран открытый гей — Харви Милк. В 1970–1980-е художники могли найти себе недорогие студии. Часто они обживали и перестраивали бывшие фабрики, складские помещения или даже закрытые магазины.

В некогда модном арт-районе Мишн-Дистрикт живёт Марк Цукерберг и работают десятки стартапов, а цены на аренду выросли в несколько раз.

Аналогичный процесс затронул район Саут-оф-Маркет, где в 1980–1990-х в закрывшихся фабриках устраивали рейвы и концерты. Сейчас здесь расположены офисы GitHub, Zynga и Pinterest. Цена на недвижимость повысилась, а на смену маленьким клубам пришли заведения, которые нравятся высокооплачиваемым специалистам из мира технологий. То же самое произошло и со многими другими районами города — из-за джентрификации художники и представители не слишком высокооплачиваемых профессий больше не могут там жить.

Как Google Glass стали символом экономического неравенства?

Том Рапп, сотрудник аэропорта в Сан-Франциско
«Лично я немного беспокоюсь о том, что нас выселяют из дома и мне придётся уехать из Сан-Франциско. Но у меня много знакомых, и какие-нибудь варианты обязательно появятся. Но гораздо больше меня беспокоит моя соседка. Она инвалид и очень мало получает. Я не представляю, куда она пойдёт»

«Я не хочу помогать огромной корпорации зарабатывать деньги, я использую технологии, чтобы поддерживать протестное движение», — говорит известная активистка Эрин МакЭлрой. Она хорошо умеет программировать и разбирается в дизайне, и её наверняка бы приняли на работу в одну из технологических компаний. МакЭрлой предпочла использовать свои навыки по-другому. Она создала сайт с интерактивной картой города, где показаны все дома, из которых владельцы беспрепятственно выселяют арендаторов, воспользовавшись законом под названием The Ellis Act. Применение этого закона, который позволяет владельцам жилплощади выселять арендаторов по собственному желанию, выросло между 2010 и 2013 годом на 170 %.

Понять, каково жить небогатым людям в Сан-Франциско, можно, например, из рассказа Мэнни Карденаса — сторожа стоянки Google, получающего 1400 долларов в месяц. По его словам, этих денег едва хватает на расходы и на то, чтобы прокормить маленькую дочь. Охранник также говорит, что он чувствует себя аутсайдером в знаменитой компании: у него нет никаких привилегий, которые получают более высококвалифицированные работники, и ему даже не разрешают взять несколько снэков для дочери из кафе Google.

Тот, кто в 1960-е мог работать на фабрике в одном из индустриальных районов города, после переноса производства в Азию вынужден быть бариста в Starbucks. Некоторые профессии исчезают из-за технологий, которые разрабатывают калифорнийские гиганты. Новые разработки пугают жителей и поддерживают их убеждение в том, что Сан-Франциско становится городом, в котором нет места никому, кроме сотрудников технологических компаний.

Cтрахи населения выражаются не только в масштабных протестах, но и в нападениях на людей в Google Glass — символе технологической элиты, якобы далёкой от забот простого населения. В апреле кто-то из активистов атаковал журналиста Business Insider, сорвал с него умные очки и разбил их о землю.

Должны ли технологические компании заниматься благотворительностью?

Шон Паркер, экс-президент Facebook
«Я думаю, что в Сан-Франциско должно быть гораздо больше доступного жилья. Молодым людям очень сложно приезжать сюда, чтобы начать новую жизнь. Вся недвижимость занята богатыми людьми, которые не имеют представления, как на самом деле живётся в городе»

Богатых людей в Сан-Франциско больше, чем во многих других городах Америки. Когда Google стала публичной компанией, среди её сотрудников появилось 1000 миллионеров, когда на биржу вышла Twitter — около 1600. Кроме того, Facebook, Google и LinkedIn входят в десятку американских компаний, в которых интерны зарабатывают больше всего в стране — согласно исследованию сервиса Glassdore, их зарплата на 50 % больше, чем средняя в США.

Многие люди из технологической сферы понимают своё привилегированное положение и поэтому жертвуют деньги на благотворительность — например, с помощью некоммерческой организации Omakase, которую создала жена сооснователя GitHub Тереза Престон-Вернер. Её компания помогает выбрать организации, которым больше всего нужна помощь, собирает деньги, а затем извещает пожертвовавших о том, как потрачены их взносы.

Кроме того, некоторые компании сами сотрудничают с благотворительными организациями напрямую, а их сотрудники занимаются социальной работой — например, работники Twitter обучают бездомных и регулярно участвуют в событиях, которые позволяют помочь беднякам.

Другие не понимают, почему должны стыдиться своего положения. Знаменитый венчурный капиталист и один из богатейших людей Калифорнии Том Перкинс, состояние которого оценивается в восемь миллиардов долларов, в начале года написал в газету The Wall Street Journal открытое письмо. В нём Перкинс сравнил нападки на успешных бизнесменов Кремниевой долины с нападками нацистов на евреев. Это стало причиной большого скандала, и Перкинсу пришлось извиниться.

Правительство города не собирается противостоять росту технологического сектора и перестройке экономики города — компаниям предоставляются льготы (как, например, произошло с Twitter), а мэр Эд Ли каждый вторник встречается на ланч с работниками технологической сферы.

Сан-Франциско — это окно в будущее всего человечества?

Тайлер Коэн, профессор экономики Университета Джорджа Мейсона
«Правильный вопрос формулируется следующим образом: повышается ли уровень жизни бедных людей так же быстро, как уровень жизни богатых? Экономическое неравенство само по себе не является проблемой»

Новая экономика совершенно точно поменяла жизнь Сан-Франциско. Теперь сюда приезжают не заниматься искусством, а строить карьеру и запускать революционные проекты. Но действительно ли Сан-Франциско превращается в придаток Кремниевой долины — моногород, который живёт исключительно за счёт технологической экономики? И самое главное, обязательно ли это плохо?

Уровень безработицы в Сан-Франциско стабильно падает последние несколько лет и сейчас составляет всего 4,4 %: это на несколько пунктов меньше, чем в среднем по США. Почти четверть новых рабочих мест в Сан-Франциско создают технологические компании. Но экономика города зависит не только от технологического сектора: индустрии туризма и финансов по-прежнему играют значительную роль.

Стремительный рост количества технологических компаний в регионе, безусловно, начинает сказываться на Сан-Франциско. Само по себе экономическое неравенство не обязательно является проблемой, если уровень жизни людей продолжает увеличиваться. Приводит ли неравенство к замедлению экономического роста — сложный вопрос, однозначного ответа на который не существует.

Некоторые экономисты считают, что Сан-Франциско — это окно в будущее всего человечества. Наблюдая за трансформацией города, можно понять, какой будет жизнь развитого постиндустриального общества. Общества, где люди, занятые в технологической сфере, стремительно богатеют, а все остальные рискуют потерять работу, потому что роботы и умные алгоритмы лишают их профессий.

«То, что происходит здесь, может случиться и в любом другом месте — например, в Лондоне и Берлине, где возникают технологические кластеры. Сан-Франциско просто стал первопроходцем», — говорит стэнфордский профессор Фред Тёрнер, изучающий историю американской культуры. И действительно, следом за Сан-Франциско протесты захватывают Сиэтл, где расположена штаб-квартира Amazon. Появление технологических стартапов меняет ландшафт современного города, его экономику и возмущает местных жителей. На очереди — Нью-Йорк, Берлин и Лондон.

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю