Цензура

Как идет наступление на Tor в разных странах

Татьяна Новак

С 5 декабря власти Турции начали блокировать анонимную сеть Tor и VPN-серверы, но известно об этом стало только на днях. Наблюдатели из Turkey Blocks назвали это ключевым моментом, обозначившим поворот государственного курса цензуры в Турции с «умеренного» на «тяжёлый».

Наступление на интернет правительство Эрдогана усилило в ноябре этого года, заблокировав основные площадки, которые активисты использовали для координации протестов — WhatsApp, Facebook, Twitter и YouTube. В начале декабря власти начали давить на местных провайдеров, требуя принимать меры для блокировки Tor и VPN, а также регулярно отчитываться о достигнутых результатах.

Чтобы обойти блокировку Tor, пользователи пока могут подключаться через мосты — скрытые узлы сети, которые не публикуются в сервере каталогов.

Примерно в это же время о проблемах доступа к сети стали сообщать пользователи из Белоруссии. Хотя постановление о блокировке Tor было одобрено правительством еще в феврале 2015 года, провайдеры начали принимать активные меры только в конце ноября 2016. Это отражает и статистика Tor: если ещё в 2015 году количество пользователей из Белоруссии составляло около 5 тысяч, то в начале декабря 2016 года оно резко упало почти в два раза. Одновременно с этим количество использующих мосты пользователей выросло примерно на 1000.

Канадский учёный из Центра инноваций в сфере международного управления Эрик Жардин утверждает, что именно на графике использования «мостов» лучше всего видна зависимость популярности даркнета от уровня политических репрессий в стране. В апреле он проанализировал данные 157 стран за период с 2011 года по 2013 год, сопоставив статистику Tor Project с «рейтингом свободы» по версии Freedom House.

График показывает зависимость количества пользователей "мостов" Tor от уровня политических репрессий в стране. Инфографика: Eric Jardine/New Media & Society

Тем не менее, заблокировать доступ к Tor даже через мосты возможно, и это продемонстрировали регуляторы интернета в Китае. В 2012 году они внесли изменения в так называемый «Великий китайский файрвол».

Сначала система осуществляет глубокий анализ пакетов (DPI), чтобы обнаружить трафик Tor. Но это только первый этап проверки, который используют также в Казахстане, Эфиопии, Иране. На втором этапе запускаются сканеры, которые с разных IP-адресов пытаются установить соединение с бриджем Tor, и если это удаётся, то данный узел блокируется. Благодаря анализу пакетов система также может определить отправителя и передать информацию спецслужбам.

Кроме того, действует система опережающего подключения: любой подозрительный пакет к определённому серверу «подвешивается», а фаервол сам делает такой же запрос к этому серверу и анализирует ответ, прежде чем передать его отправителю. А с 2015 года блокировка действует и для всех крупных VPN-сервисов, в том числе, StrongVPN, TunnelBear, Astrill и Golden Frog.

Утвердить блокировку Tor на законодательном уровне не первый год стараются и в России. В феврале 2015 года глава комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин предложил без суда блокировать Tor и анонимайзеры, позволяющие обходить блокировки сайтов. Его идею поддержал Роскомнадзор. В июле 2015 года Роскомнадзор включил 29 сайтов домена Onion.to в список запрещенных сайтов на территории Российской Федерации. Под запрет попали в основном сайты, в которых за биткоины можно приобрести наркотики.

Ещё в 2014 году МВД России объявило официальный тендер среди российских институтов на разработку технологии деанонимизации пользователей Tor. Его выиграл Центральный научно-исследовательский институт экономики, информатики и систем управления, однако, по официальной версии, с задачей не справился.

Подпишись на Аппарат
Facebook
Вконтакте
E-mail дайджест
Популярное за неделю